Ловцы I. Стерлядь в Строгино

Никита Аронов|10 Сентября 2010, 16:05
  • В закладки
  • Вставить в блог

Никита Аронов о ловцах рыб

Иллюстрация: Елена Шумахер

Заговорили мы тут как-то об охотничьих инстинктах. О том, что в силу исторического развития человечества и неумолимой индустриализации в людях пропадает самый главный древний инстинкт – тяга к выслеживанию добычи. Вся ловля происходит виртуально, на просторах Интернета, порождая в гражданах лень, ожирение и мозоли. Нам это чертовски обидно, поэтому корреспонденты «Смены» были отправлены на поиски последних профессиональных ловцов.

Их теология

Под палящим солнцем у Братеевского моста на добрых полкилометра растянулась цепь людей с удочками. Их здесь 60 человек, они сидят с интервалом в семь метров и уже не первый час сосредоточенно ловят. В смысле, удят. Воздух горячий, пахнет не то речной тиной, не то резиновой гарью с близлежащего нефтеперерабатывающего завода. Вода мутновата и грязна, и даже, несмотря на отчаянную жару, лезть в нее совсем не хочется.

Казалось бы, менее подходящее место для рыбной ловли придумать трудно. Но передо мной настоящие профи, которых влечет не голод, а азарт и воля к победе. Они не на ужин себе рыбку ловят, а на звание чемпиона рыболовных клубов Москвы и Московской области.

И ведь ловят, страшно сказать, мастера международного класса. Когда начинается взвешивание трофеев, выясняется, что серебряный призер клубного чемпионата мира Юрий Радугин умудрился за шесть часов вытащить из грязной, скверно пахнущей реки 11,5 кг плотвы. Улов не то чтобы разнообразный: плотва да окунь, уклейка, карась и бычок. Но дело не в ассортименте. Даже если кто-нибудь из участников поймает говорящую щуку или небольшую акулу, призовой кубок все равно достанется не ему, а конкуренту с хорошим мешком плотвы.

Улов взвешивают и выпускают на волю. Но часть все равно всплывает у берега кверху брюхом. Как будто кто-то глушил рыбу динамитом.

Все-таки непонятно, почему рыбачат именно здесь, почему хотя бы не выше по течению, где-нибудь в Строгино, где вода не так грязна?

– Здесь ловим, потому что аренда дешевая, – объясняет рыболов с 1959 года Анатолий Андреевич, невысокий, пожилой и в желтой бейсболке. На соревнованиях он выполняет функцию судьи. – Хорошее место – Гребной канал. Там и почище, и рыбы побольше. Пока там в 2001-м цены резко не подняли, мы все соревнования проводили на канале.

Стерлядь и парчовый карп

Надо сказать, что написанию этой статьи предшествовали две ихтиологические загадки. С первой из них я столкнулся прямо накануне похода на рыболовное состязание. Тщетно пытаясь спастись от жары на Патриарших прудах, я заметил в зеленой водице странную рыбу. Сперва она просто пускала пузыри, а потом на секунду показала над водой свой бок, красный с белыми пятнами (или белый с красными, тут не поймешь) и явно не московской наружности. Большая такая рыбина, с полметра длиной.

Фото: Сергей Дуванов

Если это странное явление еще можно было списать на галлюцинации, вызванные тепловым ударом, то другая загадка неделей раньше имела совершенно реалистическую основу в виде трупа. Я мирно прогуливался по набе режной у подножия Воробьевых гор, где низкие гранитные ступени то и дело заливает игривая волна, как вдруг заметил мертвую рыбу откровенно осетровой породы. Я не поверил и потыкал рыбу палочкой – оказалось, настоящая, да и муравьи уже начали потихоньку разбирать ее на запчасти. Вряд ли бы они заинтересовались чучелом.

В меру своих биологических и отчасти кулинарных познаний я идентифицировал находку как небольшую стерлядь. Но как эта рыбина оказалась здесь, на Воробьевской набережной, в голову мне не приходило.

Но Анатолий Андреевич, с которым я поделился своими историями, быстро развеял туман сомнений.

– Насчет Патриарших: там выпускали карпа. Краснопресненское отделение союза охотников и рыболовов проводило свои соревнования, – объяснил мне опытный рыбак. – Там посредине пруда густая трава, рыба, видать, в ней и затаилась.

Потом уже я узнал, что это не простой карп, а парчовый, он же «кои», специальная декоративная разновидность, которую веками выводили в Японии.

Загадка стерляди тоже получила относительно правдивое разрешение. Оказалось, что, действительно, ее выпускали в Строгинской пойме 4–5 лет назад. И ничего, некоторые рыбы прижились.

Стремление к победе

– Правда, кожа у них какая-то неправильная, с пятнами. И не размножается, к сожалению, – печально добавил Анатолий Андреевич. – Кстати, есть эту стерлядь никому не рекомендую. Вообще, здесь вся фауна измененная. Начинаешь жарить любую здешнюю рыбу, так она такой запах издает, что из квартиры бежать хочется. В Москве-реке даже проводили эксперимент. Запускали в нее обычную рыбу, не московскую. Часа через два–три плыла она кверху пузом.

Последнее утверждение сильно напоминает рыбацкую байку. Ихтиолог Алексей Николаевич Кистенев, главный специалист Института проблем экологии и эволюции РАН им. А.  Н. Северцева, твердо в этом уверен. А Алексей Николаевич, как никто другой, знаком с московской рыбой, он один из авторов «Красной книги» Москвы. Если даже самые опытные удильщики способны перечислить всего полтора десятка московских рыб, то Алексей Николаевич может назвать более 40 разновидностей. Живет в столичной реке плотва, окунь, лещ, карась, пескарь (обыкновенный и белоперый), водятся щуки, судаки, сомы и жерех, а также целых три вида бычков: цуцик, подкаменщик и кругляк. Не говоря уж обо всякой мелочи вроде ротана и колюшки.

Без глаз и плавников

Богато и разнообразно меню московской рыбы. В воде имеются и нефтепродукты, и поверхностно-активные вещества (то есть шампуни и мыло), и даже тяжелые металлы: ртуть, цинк, свинец, серебро. Вещества поступают в воду из неочищенных промышленных стоков. Пойманную в черте города рыбу есть, безусловно, опасно – это знает каждый опытный рыбак.

– Сразу от этого не умрешь, но можно отправиться в мир иной лет на 10 раньше положенного, – объясняет ихтиолог Алексей Кистенев. – Это ж не цианистый калий, который действует сразу, а кумулятивные яды. Последствия многообразны: рак, цирроз, различные дерматиты. Кроме того, инфекций полно, например, холера летом.

Некоторые горожане считают, что московской рыбой можно кормить кошек, но считают они так совершенно зря.

Первые результаты

– В Нагатино мой друг поставил вынужденный эксперимент, – вспоминает Алексей Николаевич. – Жил он очень бедно и каждый день выходил с удочкой и кормил свою кошку. Потом ему пришлось искать очень большие деньги, чтобы вылечить животное от цирроза. Вообще, животные от московской рыбы сами отказываются, едят ее только с большой голодухи.

  • В закладки
  • Вставить в блог

читайте также

Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 7-м номере читайте о трагической судьбе царевича Алексея, о жизни и творчестве  писателя, чьи произведения нам всем знакомы с детства – Евгения Шварца, о Рузском музее – старейшем  в Подмосковье, покровителях супружеской жизни святых Петре и Февронии, о единственной и несравненной королеве Марго, окончание детектива Наталии Солдатовой «Химера» и много другое.



Виджет Архива Смены

самое обсуждаемое