Лопасти искусства

Павел Максачук| опубликовано в номере №1744, Февраль 2010
  • В закладки
  • Вставить в блог

Есть ли будущее у новых форм русского языка

Молодые поэты выкрикивают свои строчки под диджейский сет, поэты постарше читают в сопровождении живого контрабасиста, на задник проецируется психоделический видеоряд. Актеры, мимы, художники – всем находится дело. Собственно, даже стихи произносить под всё это не нужно. Иногда зрелище становится скучным, иногда – смешным, но порой – завораживает. Зрелище называется performance poetry, это разновидность медиапоэзии.

Устойчивых, канонических форм медиапоэзия пока не имеет. Возможно, потому, что пока не пользуется большой популярностью в мире.

В России, собственно, тоже. Но первая ласточка уже появилась – в конце прошлого года в Центре современного искусства имени Курёхина, что в Петербурге на Васильевском острове, состоялся первый международный фестиваль медиапоэзии «Вентилятор».

На сайте mediapoetry.org, посвящённом событию, предлагалось определение: «Фестиваль видео, звуковой, визуальной, живой и прочей неведомой поэзии». Или, по словам организатора фестиваля Евгения Гаера, «Переплетение сложных форм искусства вместе с хорошим терпким словом».

Было понятно, что на такой фестиваль слетятся в первую очередь графоманы всех мастей, начитавшие свои вирши под какой-нибудь нью-эйдж и свято верящие, что это вот и есть новейшее слово в поэзии.

Как оказалось, это не совсем так, хотя, конечно, некоторая доля графоманов на фестиваль просочилась.

Стихи, которые на бумаге воспринимались бы как нечто вторичное, заштампованное и некачественное, облагороженные видеорядом, музыкой либо графикой, казались уже не такими банальными. По крайней мере, несли отпечаток какой-никакой, а концепции.

У Валерия Силиванова концепция, к примеру, и без музыки вполне себе внятная. Он занимается слоговыми палиндромами. Текстами, читаемыми одинаково в обе стороны по слогам. Например: «Я-му ко-пал ко-му я?» Валерий совмещает палиндромы со звуками, картинками и анимацией. Он говорит, что пока остаётся единственным автором, систематически развивающим слоговые палиндромы на русском языке, хотя последователи уже начинают появляться. «Русский язык наиболее удобен для палиндромов. На других европейских языках эта форма разработана мало, несмотря на её выразительность», – комментирует Силиванов.

За лучшую концепцию, к его вящему удивлению и удовольствию, наградили Хихуса, самого известного в России рисовальщика комиксов.

«Поэзия для меня – способ эмоциональных выбросов, анимация – проекция моих трипов в ваши головы, – объясняет он. – Я вытащил из загашника старый стих, снял с полки кукол, которые как-то сами приходят и поселяются, купил несколько мерзавчиков водки и отщёлкал на фотоаппарат клип. Неожиданно ролик не только взяли в конкурс, но ещё и дали гран-при – видеокамеру!»

Видеоработы – сердце медиапоэзии. Тем более, что в конкурсную программу «Вентилятора» входили работы только этой формы. Зачастую такие ролики создаются в результате соавторства профессионалов своего дела: поэт пишет стихи, режиссёр их визуализирует, актёр озвучивает, каждому – своя вотчина.

«Технически делается это всё так, – рассказывает участник фестиваля из группы «аРрок через океан», – я, Немиров М.М., «пою» и записываю это «пение» на компьютер, посылаю Игорю Плотникову в Конго.

Он придумывает музыку, всю её сам играет, шлёт обратно, обсуждаем, опять поем- играем – и аляулю! Немиров, типа, орёт с Востока – Плотников подхватывает на Западе,

И через Африку и Тихий океан

Мы рок лабаем по электропроводам!

Смысл этого занятия? Никакого смысла.

Просто нам нравится это делать, нас прёт от этого – ну а раз прёт нас, вполне вероятно, что пропрёт и тех, кто возьмётся слушать. Главная задача музыки (и поэзии) и есть, по моему твёрдому убеждению, – являться концентрированной дозой счастья, которую берёшь – запускаешь – и получаешь и снаружи, и изнутри себя».

В основном же, конечно, видеопоэзия – это некий любительский видеоряд под любительскую же мелодекламацию – с разной степенью таланта либо отсутствием такового. В перспективе же видеопоэзия – крайне многообещающий жанр современного искусства.

В жанре звуковой поэзии достичь выдающихся успехов сложно. Что принципиально нового можно сообщить слушателю посредством стихов, звучащих под музыку? Разве что сделать это очень талантливо.

До сих пор – на удивление, ведь, казалось, все уже устали от различных перформансов – остаётся большое поле для экспериментов, которые разворачиваются вживую. Поэтому наибольшее количество гостей «Вентилятора» собрались именно на площадке с performance poetry. Потому, может быть, что медиапоэзия вызывает интерес больше всего из-за энтузиазма, жара её создателей? И уже за это можно простить и графоманию, и дилетантизм, и самые нелепые ошибки в канонах поэзии, режиссуры, графики – медиапоэзия создает свои каноны. Прямо сейчас.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 4-м номере читайте о мрачном предании довлевшем  над родом князей Юсуповых на протяжении двух веков, о жизни и творчестве Максимилиана Волошина, русском и советском ученом, ставшем в 1904 году лауреатом Нобелевской премии Иване Петровиче Павлове, о популярнейшем актере Сергее  Маковецком, об истории создания картины «Портрет дамы с дочерью» Тициана, новый остросюжетный роман Виктора Добросоцкого «Белый лебедь» и многое другое...



Виджет Архива Смены

самое обсуждаемое

в этой теме

Строители речи

Самые влиятельные люди в истории русского языка

Горькое правдо

Мы не знаем собственного языка

Чужой язык - больной язык

Почему у русских детей развивается «синдром Буша»

в этой рубрике

Готовность «к сдаче»

О чём может рассказать ЕГЭ по русскому языку

Горькое правдо

Мы не знаем собственного языка

Они крадут карандаши

Для кого был написан самый смешной учебник русского языка

в этом номере

Добрый язык

Словарь Вильяма Шекспира, по подсчету исследователей, составляет 12000 слов. Словарь негра из людоедского племени «Мумбо-Юмбо» составляет 300 слов. Говорящие на языке «токи пона» легко и свободно обходятся ста двадцатью тремя.

Красный граф

Алексей Николаевич Толстой - противоречивая личность, далекая от какой бы то ни было идеологии