Логарифм единицы

Борис Рябикин| опубликовано в номере №509, Август 1948
  • В закладки
  • Вставить в блог

Из рассказов, поступивших на конкурс

С седьмого класса уроки математики у нас стал вести новый преподаватель, Тимофей Иванович. Это был сухонький рыжеватый старичок. Он всегда хитро улыбался, будто готовился сообщить нам что - то совсем уж необычное. Объясняя новую теорему, он довольно потирал руки, пересыпая доказательства смешными словечками и выражениями. Его искусная рука красиво вырисовывала знак радикала: толстую вертикаль и отсекающую у неё нижнюю часть - наклонную.

Тимофей Иванович был такой добродушный, простой. Зимой он ходил в огромных валенках, отчего казался ещё меньше ростом. Нам он сразу понравился. Особенно мы любили, когда в начале урока он что - нибудь рассказывал о Пифагора, о Софье Ковалевской. А то, лукаво подмигивая, вэзьмёт и опровергнет тут же им доказанную теорему. Мы и глаза вытаращим, а он улыбнётся и скажет; «Это по Лобачевскому».

- А нам - то как же учить? - недоумевали мы.

- Понять надо, ласковые мои, а потом учить. Ну как, по - вашему: может быть в треугольнике два прямых угла?

Класс дружно гудел: «Нет», - а Тимофей Иванович, загадочно улыбнувшись, говорил: «Ну, так и учите. А поживём - увидим. Будет времечко, поговорим подробнее».

Когда кто - нибудь из нас плохо знал заданное и путался в простых аксиомах, учитель заметно огорчался, лицо его принимало какой - то скорбный вид и он говорил с укоризной вполголоса: «Что же это ты, «логарифм единицы»? Скандал получается».

Логарифмов, говоря по - школьному, мы ещё не проходили, даже не знали, что это такое, но словечко было звучное, и нам оно понравилось. Колька Выселков, наш школьный поэт, даже хотел псевдоним себе избрать «Логарифм единицы», но мы его отговорили. Он подумал и стал подписываться «Ник. Логарифмов».

Незаметно подошёл и десятый класс.

Мы решали задачи со многими неизвестными, уже составляли биквадратные уравнения, а тут вдруг предстояло ещё что - то таинственное, незнакомое. И все с нетерпением ожидали, когда Тимофей Иванович начнёт объяснять эту неизвестную и какую - то манящую тему: «Логарифмы».

Наконец этот день настал.

Прозвенел звонок, и мы сразу уселись на места. Прошло несколько минут, а наш аккуратный учитель всё не приходил. Это было необычно. Мы не знали, что и подумать. Что с Тимофеем Ивановичем? Может,

он заболел? Мы заволновались, и дежурные хотели уже идти в учительскую, как в класс вошла Надежда Ивановна, учительница из десятого «Б», высокая молодая женщина. Мы приветствовали её, она улыбнулась и сказала, что Тимофей Иванович сегодня не будет: важные обстоятельства задержали его.

- А теперь, - продолжала Надежда Ивановна, даже не дав нам опомниться, - начнём урок. Я расскажу вам о логарифмах. «Логарифмы» - слово греческое и в переводе означает...

Мы смотрели на учительницу, на доску, слушали, что - то записывали, но понимали плохо. Нет, она объясняла нам ясно и последовательно, деловито постукивая мелком. Просто наши мысли были в это время заняты думами о старом нашем учителе Тимофее Ивановиче: «Что это ещё за такие «важные обстоятельства»?»

Урок кончился, учительница задала на дом три параграфа из Киселёва и вышла из класса.

- Понял! - вдруг громко крикнул кто - то с задней парты.

Мы обернулись. Юрий Лущив, один из наших неторопливых и поленивающихся учеников, торжественно встал на парту. Вид у него был, словно у Ньютона, когда того ударило по голове упавшим с дерева яблоком.

- Понял! - на этот раз тише и значительнее повторил он; мы стояли молча и покорно ждали вспышки гения,

- Всякий логарифм единицы есть ноль, запомните это, коллеги! - и он торжественно сошёл с пьедестала.

Сначала мы дружно захохотали. Потом, вспомнив, что объясняла нам учительница, убедились в его правоте. Да, логарифм единицы равен нулю. И тут только нам пришло в голову, что Тимофей Иванович называл «логарифмами единицы» лентяев, лодырей... Вот оно в чём дело! Раз человек пустой, не хочет учиться, он действительно ноль... Снова раздался звонок, и мы, торопливо собирая книги, направились в физический кабинет.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Во 2-м номере читайте о феномене  декабристов  на примере жизни   князя Сергея   Волконского, о жизни и творчестве  Ивана Алексеевича Бунина, интересные подробности жизни композитора Гайдна, о судьбе произведений Яна Вермеера, новый детектив Наталии Солдатовой «Божья коровка» и миноге другое



Виджет Архива Смены