Лилия

Игорь Голосовский| опубликовано в номере №993, Октябрь 1968
  • В закладки
  • Вставить в блог

Приключенческая повесть

Окончание. Начало см. №. 18.

...И вот настал день, когда он почувствовал себя бодрым и сильным. Янис встал, надел довоенный костюм и увидел в зеркале высокого, худого, как щепка, и немного нескладного юношу с длинными руками и тонной шеей. Светлые волосы отросли и падали на лоб. Густые брови сходились на переносице, как у отца.

Янис поднял голову, чтобы взглянуть на портрет, но не увидел его на прежнем месте. Портрет исчез. На обоях виднелось светлое пятно. Не веря глазам, Янис осмотрел стены. Без знакомого фото они выглядели осиротевшими и как бы обкраденными. Тут было над чем задуматься. Слишком многое стало непонятно в родном доме. Янис решил не спрашивать: зачем мать убрала портрет отца. Разве мало вопросов он уже задал и получил ответы, но легче ему от этого не стало!

Булыжник во дворе был мокрым. Снег почернел.

Подчинившись внезапному порыву, Янис быстро надел пальто и вышел на крыльцо. Он понимал, что поступает неразумно. У него нет документов. Любой шуцман мог его задержать. Но ему вдруг безумно захотелось глотнуть свежего воздуха!

...Город словно вымер, хотя обычно в этот час женщины с сумками шли в магазины, а мужчины выстраивались в очередь возле пивного бара. Янис медленно побрел вдоль стены, инстинктивно стараясь сжаться в комок и стать незаметным.

С ним, однако, ничего не случилось, и страх постепенно пропал. Он остановился возле двухэтажного дома, в котором жила Мария, вошел в темный подъезд и поднялся на второй этаж. Это, конечно, было нелепым. Мария не могла здесь оказаться. И все-таки произошло уже так много чудесного, что Янис подсознательно допускал возможность еще одного чуда. Но чуда не произошло. Постучавшись в квартиру, Янис не дождался ответа.

Перед тем как уйти, он нацарапал на клочке бумаги несколько слов и опустил записку в почтовый ящик. Он написал: «Я здесь. Янис». Если записка попадет в руки постороннего, ничего страшного не произойдет. Мало ли Янисов в Риге?

Он осторожно выглянул из подъезда и, убедившись, что улица по-прежнему пуста, быстро вернулся на свой двор.

По пути ой проклинал себя за легкомыслие. Спастись от смерти и самому лезть под пули! Человек, поступающий так, недостоин подаренной ему жизни!

Не чувствуя под собой ног, Янис вбежал в дом. На всякий случай он задвинул щеколду. Так безопаснее. Мать постучит, и он ей откроет.

Наступили сумерки. Янис был обречен на одиночество до утра. Он лег и попытался уснуть.

Услышав, что скрипят ступеньки лестницы, ведущей из кухни на захламленный чердак, он решил, что бредит. Лилия давно ушла, дом был пуст. Он отнрыл глаза, сел. По ступенькам в кухне кто-то спускался — медленно, стараясь не шуметь. Янис узнал шаги матери, а через минуту сквозь полуоткрытую дверь в кухне мелькнул ее голубой ситцевый халат. Яниса охватило недоумение. Когда Лилия успела войти в квартиру? Ведь засов был задвинут изнутри. Значит, она пришла, пока он бродил по улице. И что ей понадобилось на чердаке, нуда никто не заглядывал много лет?

Лилия вошла в комнату, устало опустилась на свою кровать. За ширму она не посмотрела и не заметила, что сын проснулся. Янис спросил:

— Что ты делала на чердаке?

Мать вздрогнула и побледнела так сильно, что лицо ее на миг стало незнакомым. Впрочем, она тотчас овладела собой и ответила:

— Я вытирала пыль на лестнице, ведь в кухне хранятся продукты.

Янис не усмотрел в ее объяснении ничего подозрительного.

— Знаешь, я давно собираюсь с тобой поговорить, — после паузы обратилась к нему Лилия, — тебе опасно оставаться здесь. Пока ты болел, мы жили, как на вулкане. Ты заметил, что я даже не открывала штор, боясь любопытства соседей? В любое время могли нагрянуть шуцманы. Возможно, кто-нибудь уже пронюхал про тебя. Теперь ты здоров. Что ты намерен делать? Ты ведь взрослый и, наверно, уже подумал, чем заняться в это тяжелое время?

— Во веяном случае, я не собирался всю войну проваляться в постели) — немного уязвленный, ответил Янис. — Но как быть с документами? Без них меня в два счета сцапают!

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены

в этом номере

Летим на разведку

Специальный корреспондент «Смены» Евгений МЕСЯЦЕВ — на борту сверхзвукового самолета морской авиации.