Летучий кадр

Н Богданов| опубликовано в номере №171, Ноябрь 1930
  • В закладки
  • Вставить в блог

Я и не хотел в нем ставить каких - то больших проблем, я просто захотел описать моего конкретного Алешку, непонятного мне самому. Мне думалось, после этого я лучше пойму его. И вот вчера рабочие - ударники завода им. Маленкова, пришедшие в литературный кружок, чтобы затем войти в литературу, попросили меня прочесть что - нибудь новое. Я и прочел рассказ про Алешку. Вот отрывочная стенограмма обсуждения.

Кононников. - Зачем поехала Катя с Алешкой? Неужели только из - за любви? Это мне обидно. Может быть, не хотела она человека потерять, хотела полезным его сделать. Пусть - ка автор здесь объяснит.

Спивак. - Тема была взята большая: как переделывается из летуна ударник, - один он начинает загнивать, а в коллективе исправляется. Только вот беда, как это делается - и не показано. Как он исправлялся, Алешка, - этого нет. Может быть врет он, что ударником стал, не имеет он права на доверие одним его словам. Будь здесь это показано, был бы действительно рассказ.

Семенов. - По - моему, в колхозе Алешка себя понял, когда его крыть начали. А как попал на стройку, где работа боевая, так и окончательно выправился. Конечно, и девушка могла повлиять. Но в общем расширить надо.

Ошанин. - Тема взята интересная, как новые формы труда могут переделывать людей. Беспокойный Алешка - и тому есть место, где он может быть хорошим членом рабочего коллектива. Но вот как это делается - не показано. Не на работе дается человек, а отвлеченно, отрывочные встречи одни.

В том же духе высказывались и другие.

Тесные рамки рассказа не удовлетворяли никого. Проблемы, которые возникали по его поводу, были так велики и интересны, что рассказ показался мне жалким уродцем.

Мне самому было не менее их интересно - как же произошло это новое изменение Алешки, проделанное жизнью. И вот я написал письмо Алешке. Ответ его мне хочется поместить без изменений:

«... Тебя интересует, как это я превратился из грешника в святого? Очень у нас любят так вопрос ставить. Не отвечают они, эти вопросы, настоящей жизни. По - твоему - вот тогда, когда я пил, был грешником, а теперь, когда в коммуне да в ударной бригаде - святым стал. Вроде как подвижник. А я скажу, никогда я так не мучился и таких настроений не переживал, как в те поры пьянства. Чувствую, понимаешь, что не по мне это, не так, а не найду для себя настоящей рамки. Охота мне разные заводы посмотреть и что вокруг них, - охота, не скрываю. В то же время производство люблю, нигде я о себе плохой памяти не оставил. И опять же начинаю за собой замечать нехорошие уклоны, как - то само по себе, подъемные, отпускные, - теряется, понимаешь, совесть. Я очень тогда расстроился и хотел навсегда в колхозе осесть. Тем более в первый раз я почувствовал девушку не только любовным взглядом, но подлинно сердцем.

Захотелось нам обоим зажить заново. И тут как - то хочется жить начинать по - новому, на новом месте. А мне еще квалификацию было жалко. Ведь я сложные станки могу устанавливать. Так мы и попали на Тракторострой.

Стал я работать по установке станков в бригаде тов. Говоркова. Сюда же и Катюшку взяли, чтоб помогала и училась.

В колхозах я бывал, знаю: каждый плужок, не говоря уж трактор, там радость делает. А к тому же я перед колхозом в долгу. Ведь я у них Катюшу переманил. Никак этого сомнения заглушить не могу. А если, думаю, раньше срока завод кончим, раньше положенного станки установим, раньше на пахотный сезон тракторы дадим - простится мне Катюшка?

Вот до чего загорелся этой мыслью - стал часами питаться. Спрашивают Говоркова:

- Чтой - то у тебя парень худеет, не по дням, по часам. А он, отвечает:

- Он у меня не хлеб, а часы ест.

- Как так?

- А вот американцы предложат станок установить не больше чем в 180 часов. А Алешка часов сорок, а то и шестьдесят съест. «Установим ребята в 120!» - «Установим». И видишь - вот он, станок, установлен. Комиссия осмотрела.

Из ударных бригад наша не хуже других была. Только стали замечать - слабеем.

Пришел раз Ванюшка Козырев на работу, а глаза какие - то не пристальные. Нет в них устремления. Хочет винт завернуть – рука срывается, хочет по костылю ударить - мимо бьет. Говорков его одернул. А Ванюшка вдруг подошел, да шепотом, чтоб другие не слыхали:

- Товарищи, у меня сил нет... выработался!

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте о судьбе эсерки Марии Спиридоновой, проведшей тридцать два из своих пятидесяти семи лет в местах лишения свободы, о жизни и творчестве шведской писательницы Сельмы Лагерлеф, лауреата Нобелевской премии по литературе, чья сказка известна всем нам с детства, об одном из самых гениальных  и циничных  политиков Шарле-Морисе Талейране, очерк о всеми любимом талантливейшем актере Вячеславе Тихонове, новый остросюжетный роман Георгия Ланского «Право последней ночи» и многое другое…

Виджет Архива Смены