Лето сорок третьего

Ян Владин| опубликовано в номере №1109, Август 1973
  • В закладки
  • Вставить в блог

5 августа 1943 года советские войска, завершая разгром гитлеровских полчищ, освободили города Орел и Белгород. Впервые в истории Великой Отечественной войны Москва салютовала воинам-победителям.

Мы предоставляем слово военачальнику и солдату — двоим из тысяч героев, вынесши» на своих плечах всю тяжесть Курского сражения. Познакомьтесь с главой из будущей книги маршала бронетанковых войск, дважды Герое Советского Союза Михаила Ефимовича Катукова, командовавшего 30 лет назад 1-й танковой армией, и воспоминаниями Героя Советского Союза, бывшего механика водителя танка из згой же армии, ныне инженера, Михаила Ивановича Кротова.

«Гигантская битва на Орловско-Курской дуге летом 1943 года сломала хребет гитлеровской Германии и испепелила ее ударные бронетанковые войска. Всему миру стало ясным превосходство нашей армии в боевом мастерстве, в вооружении, в стратегическом руководстве».

Л. И. Брежнев

Дважды Герой Советского Союза, маршал бронетанковых войск Михаил Катуков

А, выстояв, победили

После успешных наступательных операций зимы сорок второго — сорок третьего годов советские войска отбросили основательно потрепанные гитлеровские полчища от Курска почти на двести километров. Стремись удержать выгодные для себя рубежи, противник приложил все силы, чтобы сохранить Орловский и Белгородский выступы. На ягой изогнутой линии фронта наши войска вынуждены были весной перейти к обороне.

Так образовалась знаменитая Курская дуга. Северным концом она упиралась в район Орла, южным — в район Белгорода. Во втором эшелоне, за 6-й гвардейской армией И. М. Чистякова, расположились мы, танкисты.

Планируя операцию «Цитадель», фашисты предполагали нанести по кашей обороне два встречных удара. Они рассчитывали отрезать и уничтожить советские войска, оборонявшие Курскую дугу, выйти в тыл нашему Юго-Западному фронту и предпринять новый поход в глубь страны. Гитлеровское командование сосредоточило на этом участке франта до 900 тысяч солдат и офицеров, 10 тысяч орудий и минометов, до 2 700 танков, самоходных установок и свыше 2 тысяч самолетов.

Согласно плану Ставки Верховного Главнокомандования, ножи войска должны были принять на себя удар фашистов, предоставив им возможность наступать первыми, а затем, измотав врага в обороте, гашиш перейти в наступление.

В начале июля из Ставки Верховного Главнокомандования сообщили о том, что противник может перейти в наступление в самые ближайшие дни.

В ночь на 5 июля мне, как и всем, кто знал о предстоящем сражении, не спалось. Но все же, утомленный дневными хлопотами, я — ненадолго задремал, а когда проснулся, часы показывали половину второго. Поеживаясь от утреннего холода, я вышел из хаты и направился в штаб. Начальник штаба армии М. А. Шалил и начальник оперативного отдела М. Т. Никитин ухе дядями за рабочим столом. В неизменно круглых очках, как всегда гладко выбритый Михаил Алексеевич что-то вымерил на карте.

— Пока тихо. Но звонили из штаба фронта: прямо перед хозяйством Чистякова замечено активное передвижение танков и машин.

Офицер связи подал мне телеграмму из штаба фронта, в мой предписывалось нашей армии пятого мюля выдвинут») их района сосредоточения два корпуса по варианту номер один.

Еще задолго до наступления мы разработали три плана занятия оборонительных рубежей в зависимости от направления удара противника. Вариант номер один означал, что мы должны оседлать шоссе Курск — Обоянь в районе сел Меловое, Раково, Шепелевка, Алексеевка, Яковлево. 31-й корпус располагался во втором эшелоне, в центре.

Едва мы приступили к обсуждению деталей предстоящего передвижения корпусов, как земля задрожала от тяжелого артиллерийского гула.

— Это наши... — проговорил Шалин, прислушиваясь в канонаде.

Впоследствии мы узнали, что артиллерия 6-й, 7-й, 40-й армий нанесла противнику серьезный урон. Несколькими огневыми залпами нашим артилеристам удалось накрыть большие скопления пехоты и танков противника, склады с боеприпасами и горючим.

Но вот смолкла артиллерийская канонада, сделав круг, ушли на восток наши «яки» и «лавочкины». В начале седьмого из штаба фронта сообщили: в 6 утра из района Белгорода противник под прикрытием огня, при поддержке авиации начал наступление. Впереди двигались колонны танков и штурмовых орудий. С этой минуты фронт непрерывно информировал нас об обстановке. Да и наша разведка не дремала. Начальник разведотдела армии А. М. Соболев доложил, что направление главного удара уже определилось. Гитлеровцы пытаются прорваться на Обоянь. Основной удар наносят 2-й и 48-й танковые корпуса СС, в составе которых идут дивизии противника «Рейх», «Адольф Гитлер», «Мертвая голова» и моторизованная — «Великая Германия».

— Очевидно, — заметил Никитин, — немцы стремятся пробить нашу оборону тараном.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены