Ленин, наука и техника

  • В закладки
  • Вставить в блог

По материалам и воспоминаниям

Одна хорошо работающая лаборатория важнее десятка наших советских учреждений».

- «Без новейшей техники, без новых научных открытий мы коммунизма не построим» - так часто говорил Ильич.

С громадным неослабным вниманием относился он ко всем вопросам науки и техники и особенно интересовался теми из них, которые могли принести непосредственную, немедленною пользу.

Возьмем хотя бы то, что сейчас особенно полно захватывает весь наш громадный Союз, начиная от столиц и кончая деревушками - радио. Он уже тогда, во время гражданской войны, понял, какое значение для наших русских расстояний будет иметь беспроволочная передача. И его грозные записочки и телефонные звонки летели из кремлевского кабинета туда, где надо было подтолкнуть эго дело. Только благодаря вниманию и энергии Ильича у нас создалась, выросла и окрепла нижегородская радиолаборатория, которая получила сейчас мировое значение и к работам которой внимательно прислушивается даже «страна радио» Америка.

Ильич вынянчил и беспрестанно поддерживал Волховстрой, над возможностью осуществления которого смеялись наши враги. Но он перенес и эти насмешки, и тяжесть денежного кризиса, и общую хозяйственную разруху первых годов революции. Все пережил Волховстрой, благодаря внимательной поддержке Ильича и уже сейчас выполнено свыше 70% всей программы, а к началу 1926 г. он отошлет, как первый подарок, в первую красную столицу, в город Ленина, свои 80.000 лошадиных сил.

И всюду и везде, куда вы только ни загляните, вы непременно увидите любящую руку Ильича. И остается только удивляться, сколько энергии было у В. И., который мог охватить так бесконечно много, потому что мало у нас, на советской земле крупных научных достижений, которые не были бы связаны с именем Ленина, не были бы в той или иной мере ему обязаны.

Он удивительно гениально, как никто другой, умел соединять теорию с практикой, и в этом особенно ярко проявилась вся мощь и сила его ума.

Возьмем знаменитую Курскую аномалию. До вмешательства Ильича это был исключительно теоретический вопрос. Но стоило Ильичу познакомиться с ним, - и он тотчас же связал его с практическими возможностями и всеми силами, всем своим авторитетом, стал поддерживать, это начинание. Он твердил, что в тех местах, где на основании научных изысканий, можно предполагать более богатый по содержанию слой руды, следует заложить буровые скважины.

Это было в 1920 г., когда условия транспорта оказались особенно тяжелыми. А между тем для буровых работ надо было привести из Грозного (Кавказ) в Курскую губернию буровые станки. И уже больной, принужденный уйти от основной работы, в сентябре 1922 г. он запрашивает у тов. Губкина, одного из руководителей изысканий Курской аномалии, как обстоят дела с буровыми работами. И только Ильичу мы обязаны тем, что вопрос о Курской аномалии из голого теоретического вопроса превратился в вопрос чрезвычайного экономического значения для государства, к которому внимательно прислушивалась вся заграница.

В последние месяцы своей работы Владимир Ильич проявил совершенно исключительный интерес к задачам сельскохозяйственной науки. Вот что рассказывает про это тов. Горбунов.

«Летом 1922 года Владимир Ильич, будучи уже больным, послал мне через Марию Ильиничну за - границу поручение - собрать и привезти с собою все материалы, касающиеся «Обновленной земли». Никаких объяснений, что такое «Обновленная земля» - в письме не было. Мы были поставлены этим заданием В. И. в тупик. Стыдно было признаться в том, что за границей мы настолько отстали от жизни Советской России, что не понимали, что такое «Обновленная земля». Стыдно было признаться в своем незнании Владимиру Ильичу.

Где только за границей я ни наводил справок об этой «Обновленной земле», решительно никто не знал о ней. Наконец, убедясь, что и другие товарищи не представляют себе, что такое «Обновленная земля», я написал в Москву Владимиру Ильичу чистосердечное признание в своем незнании и в том, что хотел его скрыть. Дело оказалось очень простым. «Обновленная земля» была книгой, написанной американцем Гарвудом и переведенной на русский язык покойным проф. Тимирязевым. В этой книге, в чрезвычайно убедительной форме, описывались достижения в области применения сельскохозяйственных наук в Америке.

Впоследствии, по моем возвращении в Москву, Владимир Ильич, уже лежа в постели, неоднократно возвращался к вопросу об «Обновленной земле», горько сетовал на нашу косность и бюрократизм, благодаря которым люди не желают и не умеют видеть вперед.

- Что - то не видать у нас обетованной земли, - говорил Владимир Ильич. - Узнайте в Наркомземе, сколько вагонов усовершенствованных семян привезли из - за границы?

С неослабным вниманием относился он и к работам нашего русского ученого самоучки Мичурина, который делал чудеса в своем питомнике в Корювском уезде, Тамбовской губ. Образцы выведенных новых изумительных растений были присланы в Москву и должны были быть к весне посажены в Горках, чтобы Владимир Ильич мог лично удостовериться в достижениях русской сельскохозяйственной науки.

Пользуясь поддержкой и вниманием Владимира Ильича, удалось не дать заглохнуть этому громадному, по его научной ценности, делу, которое, быть может, в будущем превратит наш Союз действительно в ту обетованную землю, о которой так мечтал Ильич. - Чем только не интересовался Владимир Ильич?

Вот самый приблизительный перечень тех научных вопросов, которые связаны с именем Ленина, он толкал и будил их к жизни: горючие волжские сланцы, механизация дровяных заготовок, изготовление в России химических веществ, орошение Меранских голодных степей, тепловозы, электропахота, образование Государственного Электрического Института, Гидроторф, Сельскохозяйственная выставка и еще многое и многое другое.

С особым вниманием относился Владимир Ильич к русским ученым. Научных работников он ценил не только по таланту, уму, научным работам, но и с точки зрения их умения приспосабливаться к советским условиям и желания честно работать на пользу трудящихся. В деле оказания помощи научным работникам в годы разрухи и голода наука целиком обязана Владимиру Ильичу, который широко пошел навстречу организации центральной

комиссии по улучшению быта ученых.

Вот что рассказывает по этому поводу тов. Пинкевич, председатель комиссии по улучшению быта ученых после тов. Горького.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 5-м номере читайте о жизни и трагической кончине Александра Сергеевича Грибоедова, о временах царствования царя Петра III, о «советском Сусанине»  Матвее Кузьмиче Кузьмине ставшем Героем Советского Союза в 84 года, об Александре Матвеевиче Понятове, нашем соотечественнике, изобретателе видеомагнитофона и основателе всемирно известной фирмы «Ампекс», беседу с нашей замечательной современницей доктором медицинских наук Марьяной Анатольевной Лысенко,  окончание остросюжетного  романа Леонида Млечина «Пока я не скажу: «Прощай» и многое другое



Виджет Архива Смены