Ленин идет к октябрю

опубликовано в номере №962, июнь 1967
  • В закладки
  • Вставить в блог

16. «Горы выручили и...» (1904, июнь - декабрь)

Владимира Ильича часто изображают каким-то аскетом, добродетельным филистером-семьянином... Не такой он был. Он был человеком, которому ничто человеческое не чуждо. Любил он жизнь во всей ее многогранности, жадно впитывал ее в себя... Владимир Ильич умел брать от жизни ее радости. Любил он очень природу... Н. Крупская 1903-1904 годы стали для Ленина годами суровых политических уроков. В идейной борьбе против меньшевистских раскольников он увидел наиболее отталкивающие особенности оппортунизма с его беспринципной демагогией. Безудержной клеветой. Лживым опорочением противника...

«Мы же не дети, видывали тяжелые времена...»

К тому периоду и восходят основанные на личном опыте ленинские оценки общественного поведения меньшевиков и других ревизионистов марксизма. Оценки эти содержатся в статьях 1908-1912 годов - «О новой фракции примиренцев или добродетельных» и «Как П. Б. Аксельрод разоблачает ликвидаторов». Обобщенные характеристики написаны Лениным с натуры - на сей раз меньшевистской:

- Не могу не сознаться... постановка вопроса, когда в объяснение политических явлений приводятся только порочность одних и добродетельность других, всегда напоминает мне те афишированно-благообразные физиономии, при виде которых невольно приходит мысль: «а вероятно, это - шулер».

- Ни одна принципиальная борьба групп внутри социал-демократического движения не обходилась НИГДЕ НА СВЕТЕ без ряда личных и организационных конфликтов. Вылавливать специально «конфликтные» выражения - дело пакостников. Смущаться этими конфликтами, отмахиваться от них безнадежно или пренебрежительно, - дескать, все там склока! - могут лишь слабонервные дилетанты из «сочувствующих». Серьезно интересующиеся рабочим движением люди всегда научатся, - этому можно и должно научиться, - изучая хотя бы историческую роль великих деятелей рабочего движения, отличать «конфликтную» сторону борьбы идей, борьбы течений от стороны принципиальной... Есть и посейчас литераторы-пакостники, специально подбирающие «из тех времен» букеты обвинения в тысячах и одной нечестности... Но есть серьезные социал-демократы, вскрывающие идейные корни разногласий, принимавших неизбежно при расколах отдельных групп, при эмигрантской обстановке жизни и пр[очем] форму отчаянно-склочных (конфликтов. Одной из мишеней ленинской критики оказалась, по печальной необходимости, колеблющаяся позиция Горького. Летом того же 1912 года Ленин пишет ему:

- Нет, кроме шуток, нехорошую Вы манеру взяли, обывательскую, буржуазную - отмахиваться: «все вы склонисты»... О «склоке» у с[оциал]-д[емократов] любят кричать буржуа, либералы, эсеры, которые к «больным вопросам» относятся несерьезно, плетутся за другими, дипломатничают, пробавляются эклектизмом. Разница социал-демократов от всех них та, что у с[оциал]-д[емократов] склокой облечена борьба групп с глубокими и ясными идейными корнями, а у них склока внешне приглажена, внутренне пуста, мелочна, мизерна. Никогда ни за что не променял бы я резкой борьбы течений у социал-демократов на прилизанную пустоту и убожество эсеров и К". Критика «слабонервных дилетантов из «сочувствующих» в статье и письме совпадает дословно... Еще в 1903-1904 годах Ленин приходит к тем политическим выводам о меньшевистских клеветниках и демагогах, которые он сформулирует десятилетие спустя в статье «Приемы борьбы буржуазной интеллигенции против рабочих»:

- Кумушки кружка Мартова неспособны к организованному действию: созвать ту или иную коллегию, собрать сведения, имеющие политический интерес или значение, проверить, проанализировать, обдумать вместе, вынести формальное, ответственное, дающее указание пролетариату, решение. Кумушки на это неспособны. Зато болтать и сплетничать, ходить к Мартову (или к подобным ему грязным клеветникам) или от Мартова и подогревать темные слухи, ловить и передавать дальше намеки, - о, интеллигентские кумушки такие мастера на это! Кто видел хоть раз в жизни эту среду сплетничающих интеллигентских кумушек, тот наверное (если он сам не кумушка), сохранит на всю жизнь отвращение к этим мерзостным существам. Каждому свое. У каждого общественного слоя свои «манеры жизни», свои привычки, свои склонности. У каждого насекомого свое оружие борьбы: есть насекомые, борющиеся выделением вонючей жидкости. Возвращают в Женеву начала века и ленинские высказывания о борьбе с меньшевиками в 1917- 1921 годах. Весной 1917 года в лекции «Война и революция» Ленин говорит о меньшевиках и эсерах;

- Я несколько десятилетий видал эти партии, я уже 30 лет нахожусь в революционном движении. Поэтому я меньше всего склонен сомневаться в их добрых намерениях. Но дело не в этом, дело не в добрых намерениях. Добрыми намерениями вымощен ад. О своем революционном стаже Владимир Ильич вспоминает в связи с накопленным им политическим опытом идейной борьбы с противниками большевизма. Год спустя он заявляет на Седьмом съезде партии:

-...мне много пришлось пережить фракционных столкновений, расколов, так что я имею большую практику... Вскоре Ленин отвечает на демагогические реплики эсеровских делегатов Четвертого съезда Советов:

-... Я достаточно видывал виды в истории революции, чтобы меня могли смутить враждебные взгляды и крики людей, которые отдаются чувству и не могут рассуждать... Я надеюсь, что я за долгие годы революции кое-чему научился и, когда меня поносят за предательство, я говорю, нужно разобраться предварительно в истории... Выступая в начале июля того же 1918 года на Пятом съезде Советов, Ленин снова называет себя человеком:

- видавшим виды партийных разногласий, революционных споров... А 27 ноября на собрании партийных работников Москвы он вспоминает:

- Пятнадцать лет тому назад споры шли об основной линии в принципах, споры эти мне приходилось вести, к сожалению, главным образом за границей, а не в России. В декабре следующего 1919 года Владимир Ильич «на основании... пятнадцатилетнего наблюдения» говорит делегатам Седьмого съезда Советов об очередной меньшевистской декларации:

-...я, товарищи, наблюдал развитие и прохождение деятельности меньшевиков, пожалуй, больше и внимательнее, - что вовсе не было тан приятно, - чем кто бы то ни было другой. Весной 1921 года на Десятом съезде партии Ленин замечает:

- Мы же не дети, видывали тяжелые времена, видали расколы и переживали их, и знаем, как они тяжелы. О типично иезуитском меньшевистском лицемерии он пишет и восемнадцать лет спустя в статье «О чистке партии»:

- Меньшевики «примазываются» к РКП не только и даже не столько из маккиавелизма (хотя по части приемов буржуазной дипломатии меньшевики еще с 1903 года доказали, что они первоклассные мастера в этой области), сколько из-за их «приспособляемости». Веяний оппортунист отличается приспособляемостью (но не всякая приспособляемость есть оппортунизм), и меньшевики, как оппортунисты, приспособляются, так сказать, «из принципа» к господствующему среди рабочих течению, перекрашиваются в защитный цвет, как заяц становится белым зимой. Эту особенность меньшевиков надо знать и надо ее учесть. Выступая в конце марта 1922 года с политическим отчетом Центрального Комитета партии на ее Одиннадцатом съезде. Ленин говорит о Генуэзской конференции, на которой советские представители во главе с Чичериным борются против «единого фронта» дипломатов империалистических государств:

- Там мы уже видели, как это делается, там мы научились многому, испытали буржуазную дипломатию. Это такая штука, которой нас меньшевики 15 лет учили и кое-чему полезному научили.

- У Ильича было одно любимое словечко, которое он часто употреблял, - вспоминает Крупская, - «придиренчество». Если начиналась полемика не по существу, с передергиваниями и придирками к мелочам, он говорил:

- Ну, это уж придиренчество... С таким «придиренчеством» меньшевиков к большевистской борьбе за партийную дисциплину и организованность Ленин и сталкивается в 1903- 1904 годах. Пройдут пять лет, и в статье «О фракции сторонников отзовизма...» Владимир Ильич резко возразит против отождествления фразеров «отзовистов» с большевиками - этими, по его выражению, - ...людьми, СНАЧАЛА проведшими трехлетнюю кампанию старой «Искры» и закрепившими ее линию II съездом партии, а ПОТОМ показавшими поворот новой «Искры»! Первым среди этих людей партии, людей революционной борьбы был Ленин. Пишет же он, по обыкновению, не о себе, а о всем коллективе старых «искряков», возглавленных им идейно и организационно...

«В швейцарских горах...»

Ленин крайне тяжело переживает разрыв с былыми соратниками по «Искре», особенно Мартовым и Плехановым. Нервное перенапряжение угрожает Владимиру Ильичу длительным выходом из строя. Он решает на несколько недель уйти в горы. Владимир Ильич, собираясь отправиться в двухнедельное путешествие по Швейцарии, жил в Лозанне. Когда Бонч-Бруевич приехал туда, чтобы переговорить о большевистских изданиях, во дворике дома стояли велосипеды: мужской и женский. Ленин оживленно говорит:

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 1-м номере 2021 года читайте о сокровенных дневниках Михаила Пришвина, которые тайно вел на протяжении полувека, жизни реального Ивана Поддубного,  весьма отличавшегося  от растиражированного образа, о судьбе и творчестве Фредерико Феллини, об уникальном острове Врангеля, о братьях Загоскиных – писателе и флотском лейтенанте, почти забытых в наше время, новый детектив Анны и Сергея Литвиновых Раз, два, три, четыре, пять – я иду искать…» и многое другое.



Виджет Архива Смены