Лаборатория танца

Н Шереметьевская| опубликовано в номере №942, Август 1966
  • В закладки
  • Вставить в блог

Своей новой программой Игорь Моисеев как бы приоткрыл занавес над тем, чего зритель никогда не видит: над повседневной жизнью ансамбля, над его трудовыми буднями.

Каждое утро в артистический подъезд Концертного зала имени Чайковского входят или вбегают, в зависимости от темперамента, девушки и юноши. Поднявшись на четвертый этаж, они идут переодеваться в уборные, где всегда шумно, по-молодому озорно. Но без двух-трех минут десять все расходятся по этажам заполняя репетиционные залы...

Вот они стоят на эстраде перед нами, совсем как. в репетиционном зале, вдоль палок, которые принято называть «станками». В черно-белых тренировочных костюмах. Подтянутые, полные сдержанного нетерпения, как бойцы перед боем.

Началось! Движения следуют одно за другим в том же порядке, в каком они проделываются каждый день в течение всего творческого века танцора. Простые движения сменяются более сложными, заставляющими работать все большее количество мышц, развивающими их гибкость, упругость, выносливость. И хотя танцоры выполняют упражнения почти без всякой эмоциональной окраски, но сама красота движения, великолепно подчеркнутая строгим черным силуэтом фигур, идеальная синхронность исполнения и все нарастающий темп постепенно создают впечатление победно преодолеваемых препятствий.

И вот когда Моисеев показал зрителям, на что технически способны его танцоры, тут только и началось самое главное.

А самым главным в искусстве ансамбля всегда было танцевальное воплощение человеческих характеров.

На глазах у зрителя происходит этот процесс возникновения танцевального образа.

Сначала перед танцорами поставлена сравнительно легкая задача: представить колхозное гулянье. Здесь еще не раскрыты сложные характеры — мы просто видим немного застенчивых, немного чинных, немного лукавых девушек и их небрежно-удалых кавалеров, лихо играющих на гармонях. Кстати отметим, что и этим искусством должны владеть артисты ансамбля.

Потом нам показывают их умение передавать стилевые особенности различных национальных танцев. И хотя танцоры по-прежнему не меняют ни своих тренировочных костюмов, ни грима, но благодаря их способностям к проникновению в эмоциональный строй танца, благодаря воспитанному в них «абсолютному слуху», позволяющему улавливать все пластические черты той или иной национальности, от танца к танцу происходит подлинное перевоплощение в украинцев, болгар, грузин...

Некогда начав работать с маленькой группой одаренных, но сравнительно слабо подготовленных танцоров, Моисеев в течение трех десятилетий добивался профессионального роста коллектива. Кадры ансамбля пополнялись уже не случайно, но главным образом из выпускников созданной при ансамбле школы. В ней учились почти все, кто сегодня работает в ансамбле. И Нелли Бондаренко, блеснувшая сдержанно элегантной манерой исполнения «Аргентинского танго», и совсем молоденькая Юля Томилина, запомнившаяся в «Сицилианской тарантелле», и одаренный комедийный актер Николай Косогоров.

Но и те, кто, как Ольга Моисеева, красивая и обаятельная танцовщица, получил хореографическое образование в другом месте, по существу, завершали его в ансамбле.

В «Скоморошьих игрищах» виртуозная танцевальная техника, владение акробатикой, сочная лепка типажей — все помогает балетмейстерской фантазии раскрыть тему народного бунтарства, а именно таким явлением и были скоморохи на древней Руси.

С первых тактов вступления, когда между складками занавеса в глубине эстрады начинают появляться одна над другой смеющиеся скоморошьи рожи, а последняя, выскочившая где-то на самом верху, особенно озорно трясет красным колпаком с бубенцами, сразу же возникает атмосфера лихого веселья.

И вновь мы убеждаемся, как метко умеет Моисеев разить сатирой, как он стилистически верно отбирает свои режиссерские приемы, как умно его мастерство.

В новой программе многие танцы поставлены на превосходную музыку. И народное «Аргентинское танго» в отличнейшей оркестровке и фрагменты из «Арагонской хоты» Глинки подсказали Моисееву усложнение композиционных форм танца, полифоническую разработку элементов национальных движений. Словом, новая программа идет в русле поисков современной советской хореографии, вплотную приближая ансамбль и его руководителя к заветной цели — к созданию Театра народного танца.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены