Кулибин из Барановичей

Валерий Гуринович| опубликовано в номере №1237, декабрь 1978
  • В закладки
  • Вставить в блог

В этом пересказе все просто, не правда ли? Прочел, задумался, изобрел. Если бы так...

– Он, когда маленьким был, – рассказывает Мечислав Болеславович, – все с пластилином возился. Зверюшек лепил и... автомобили. Рисовать любил... Думали, художник растет. Мы тогда в Златоусте жили. В доме была небольшая мастерская. Так, для домашних нужд. Тисочки, напильники, подпилки, дрель, сверла... Виталик поначалу к этому добру никакого внимания. Но как-то стал я ему игрушку чинить, автомобильчик заводной – пружина полетела – смотрю, он рядом. Дай, говорит, я сам... Ему тогда лет семь-восемь было. Справился? Да нет, конечно. Не в том дело... Главное – интерес в нем к механизмам проснулся, увидел он, что не мертвые они.

И все же мало ли ребят ломают и мастерят игрушки, возятся с напильниками и собирают радиоприемники. Но в авиамодельном кружке Дома пионеров, где несколько лет занимался Петровский, мне рассказывали, что даже в самую «отработанную» схему модели планера он вносил что-то свое, упрощая конструкцию, делая ее надежнее.

Дома у Петровских, в большой светлой комнате под потолком, на тонких капроновых лесках – «ястребки», «ТУ», «МИГи», «ИЛы», на стеллажах модели различных судов – катера, пассажирские лайнеры, боевые корабли.

На книжных полках – Сервантес, Есенин, «Толковый словарь русского языка», Чехов, Марк Твен, «Занимательная физика», Большая Советская Энциклопедия...

Отец, инженер Петровский, с любопытством разглядывает новую кордовую модель спортивного самолета.

– Интересно... Он тягу изменил и крепление колес к шасси упростил. Видите, крючок вместо склепки. Моторчик мы из Горького выписали. Крохотный... Виталик «форсировал» его, мощность увеличил. – Мечислав Болеславович отложил модель. – Он всегда так. Хоть в самой малости, а по-своему повернет... Чем помогаю ему? Честно говоря, считаю лучшей помощью не мешать Виталику. Мне порой кажется, что мои «инженерные» советы для него только помеха. Чего греха таить, мы, заводская «технократия», зачастую привыкли по-заданному и делать и думать. У нас – план. А здесь – игра, в сущности, выдумка, полный отказ от шаблонов... – И с какой-то неожиданной грустью Петровский-старший добавил: – А ведь знаете, я тоже эту статью в «Юном технике» читал... С удовольствием, занятная вещь... Но мне и в голову не пришло, почему мосты так, а не эдак разводятся.

Не будем упрощать. Безусловно, Мечислав Болеславович воспитывает сына не только тем, что «не мешает ему». Он для Виталия и старший друг, и помощник, и авторитет.

– Мне с отцом просто, – говорит Виталий. – Мне хочется рассказывать ему обо всем, что думаю, чувствую. Знаю, он поймет меня...

– А о проекте моста молчал три месяца, пока из Москвы не позвонили...

Виталий удивленно смотрит на меня.

– А о чем рассказывать? Ведь я уже придумал этот мост.

– А когда что-нибудь не получается, когда не находишь решения, просишь совета?

– Я не стесняюсь спрашивать. Только бывает сложно сам вопрос правильно сформулировать. Это очень важно, чтобы верный, нужный ответ получить... А вообще стараюсь сам додумать непонятное... Мой любимый ученый, изобретатель?.. Иван Петрович Кулибин. Это был необыкновенный человек. Честный и смелый. Его никто ничему не учил. Он всего сам добился. Сконструировал прожектор, повозку-самокат, лифт, создал оптический телеграф... А знаете, ведь Кулибин и мосты для Невы проектировал. Шесть штук, деревянные и металлические...

Да, Петровский-старший не воспитывал «вундеркинда». Но он поощрял живой интерес сына к необычному, не пытался направить его устремления по привычному – «как и у всех детей» – руслу. Наоборот, Мечислав Болеславович тактично и умно помогал сыну в его нескончаемых поисках, не определяя его творческий потенциал лишь оценками в дневнике. Ведь и в школе не учат на математика, химика, историка, литератора.

И семья и школа в первую очередь образовывают, воспитывают человека. Правда, успех в каждом отдельном случае неодинаков. Видимо, важна здесь атмосфера взаимопонимания и душевной общности, когда учитель и ученик, отец и сын – единомышленники.

Процесс формирования личности можно сравнить с образованием кристалла. Чем насыщеннее раствор, тем быстрее и качественнее образуется кристалл. Для Петровского таким «раствором» стало профессионально-техническое училище металлистов.

Не хочу «недооценить роль школы», что очень соблазнительно сделать в истории с Виталием Петровским, который никогда не ходил в «первых учениках». Впрочем, и во «вторых» тоже...

– Способности средние... Поймите правильно меня. – Елена Петровна Бренько, классный руководитель бывшего 8-го «б» барановичской средней школы № 15, смущенно улыбается, – Сейчас, когда о Виталике столько говорят, всем обязательно нужно, чтобы он чуть ли не с первого класса поражал своими способностями. Особенно журналисты сердятся: мол, разглядеть талант не сумели... Но мы учили Виталика... Просто учили...

Не так уж это мало – «просто учить». Учить не только знаниям, но и человечности, доброте, принципиальности. А все эти качества развиты в Петровском ярко и сильно. И я не собираюсь «сердиться» на учителей этой школы, я хочу сказать им спасибо за все то, чему научили они Виталия.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Виджет Архива Смены