Кукареку!

Б Борисов| опубликовано в номере №894, Август 1964
  • В закладки
  • Вставить в блог

Фельетон

В Шотландии есть озеро Лох-Несс, в котором, говорят, живет какое-то чудище: то ли осьминог, то ли, нарвал.

Однажды услыхали об этом два начинающих журналиста из районного центра, расположенного в нашей нечерноземной полосе. Журналисты тотчас отправились на речку и принесли потрясающую новость: здесь тоже водится чудище!

Поднялся шум. Целую неделю местная газета печатала подборки про осьминога, а радио ежедневно посвящало ему передачи. По берегу сновали экскурсанты и фоторепортеры. Граждане загордились. Того шотландского, осьминога уже и в грош не ставили: куда, мол, ему до нашего!

Купания в речке прекратились. Лишь отчаянные смельчаки ныряли в глубину, но увидеть ничего не могли: чудище местного значения бессовестно мутило воду.

Потом приехали водолазы из области и выяснили, что это просто гигантский сом. Даже не очень гигантский, а так, средний. Точнее сказать, мелкий сом. Одним словом, карась. Зато уж этих карасей в реке тьма-тьмущая, о чем давно знают все местные рыбаки...

Начинающие журналисты получили по выговору. Так им и надо! Их обзывали трепачами, пустозвонами и еще кое-какими словами похлестче. Тоже поделом.

И все же случай этот довольно безобидный.

В будущем, наверное, что-нибудь изобретут, чтобы трепача можно было узнать до того, как он раскроет рот. Может быть, рядом с театральными афишами будут расклеивать списки выдающихся рыцарей мыльных пузырей. А для самых оголтелых будут шить пиджаки из ткани с рисунками в виде предостерегающих знаков наподобие тех, какие красуются сейчас на машинах неопытных водителей.

Конечно, и после этого пустозвонам не запретят посещать общественные места. И ущемлять в зарплате их не станут. Просто вокруг них возникнет непроницаемая атмосфера мягкого, но безусловного недоверия. Их дутые сенсации будут выслушиваться с улыбкой. Их обещаний никто не примет всерьез.

Пока же пустозвонство опознают всякими кустарными способами. А это нелегко. С виду человек как человек. И слова произносит те же, правда, они у него какие-то облегченные, будто из пены, но это заметно не сразу. В общем, нам пришлось бы туго, если бы пустозвоны сами не заботились о рекламе.

У некоторых это начинается в детстве.

Пионеры решают собирать макулатуру – и вдруг с первой парты буквально катапультируется некое стрекочущее создание.

– Дорогие ребята! Фабрикам нужна ненужная бумага! Я обязуюсь ободрать дома обои и спереть у дедушки «Библиотеку приключений»!

Начинается школьная спартакиада – оно, создание, тут как тут. Расправляет грудь 20 х 30 сантиметров и клянется перепрыгать Брумеля.

Решают повысить успеваемость – и этот жалкий болтунишка, неспособный один на один осилить квадратное уравнение, обещает возглавить борьбу за ликвидацию троек, а заодно и троечников.

У меня был такой сосед по парте. Теперь уже трудно сказать, то ли он был очень уж компанейский парень, то ли отзывчивость его заела, но только стоило появиться любому начинанию, как сосед немедленно подхватывал и примыкал. За это его водили на чужие классные собрания, и был даже случай, когда его одолжили для какого-то почина соседней школе...

Однако настоящая слава пришла к моему соседу позже.

Получив аттестаты, мы решили всем классом отправиться на Енисей на комсомольскую стройку. Он не принимал участия в наших спорах и сборах. Он помалкивал и дружески улыбался.

Как потом выяснилось, улыбался не зря. За неделю до отъезда в газете появился его огромный портрет и письмо в редакцию – «Еду по зову сердца и зову других».

Назавтра его приняли в почетные пионеры. Городская футбольная команда подарила ему мяч с автографами. Поэт сочинил стихи:

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены