Кто старое забудет…

М Марин| опубликовано в номере №998, Декабрь 1968
  • В закладки
  • Вставить в блог

Когда прошлой весной таял лед и конькобежцы чехлили коньки, грустным было у них настроение.

Удар, который наши конькобежцы получили от соперников в сезоне-68, был таким мощным, что поверг в нокдаун не только самих конькобежцев, но даже и журналистов, пишущих о коньках. Все мы пребывали в трауре, молчали, не зная, что сказать...

Нет, что сказать, мы, конечно, знали, но настроение было таким печальным, что не хотелось браться за перо.

Первым от этого психологического нокдауна пришел в себя Борис Стенин — старший тренер конькобежной сборной. Чуть ли не на следующий день после гетеборгского чемпионата мира — последнего старта зимы — Б. Стенин прокомментировал в печати итоги сезона, и тон его комментария, в отличие от итогов выступления подопечных Б. Стенина, был удивительно оптимистичен.

Старший тренер говорил о методике подготовки наших конькобежцев и не нашел в ней никаких изъянов. Он говорил о работе своих коллег с молодыми конькобежцами и дал этой работе высокую оценку. Словом, если верить Б. Стенину, все у нас хорошо, не так чтобы очень, но в общем хорошо. Все шло и идет по плану, а потому поводов для беспокойства нет.

Кроме комментариев Б. Стенина в «Правде» и АПН и комментария «Советского спорта» к этим комментариям старшего тренера, иных выступлений в печати, анализирующих итоги конькобежного сезона, по сути дела, не появлялось.

И поэтому вместо послесловия к зиме-68 мне хотелось бы предложить вашему вниманию предисловие к конькобежной зиме-69. Впрочем, это даже и не предисловие, просто я хочу напомнить то, о чем нельзя забывать на старте зимы-69, если мы не хотим, чтобы она стала похожа на печальной памяти зиму-68.

Итак, случаен или закономерен был прошлогодний провал наших конькобежцев, которые до Гренобля давали на каждой Олимпиаде в среднем по пять золотых медалей, а в Гренобле получили только одну-единственную золотую награду?

После Олимпиады Б. Стенин вдруг стал говорить, что олимпийский сезон был, оказывается, сезоном смотра наших конькобежных резервов.

Но кто же у нас в резерве? Керченко? Так ведь его еще в 1963 году, перед Олимпиадой в Инсбруке, призвали под знамена сборной. Малыхин? Но его — чемпиона страны в беге на 1 500 метров — повезли в Гренобль и посадили на трибуны, не дав права (а он завоевал это право!) стартовать. Вместо Малыхина бежал, не имея на то никаких прав, А. Антсон. Это что? Смотр резервов?

Кто еще в резерве? Лаврушкин? Но ведь он чемпион страны и Спартакиады народов СССР 1966 года. Косичкин, между прочим, таи же неожиданно, как и Лаврушкин, победил на Спартакиаде 1958 года, а в Скво-Вэлли был уже олимпийским чемпионом. Его везли в 1960 году в Америку не на смотрины, а побеждать.

Б. Стенин сказал в интервью корреспонденту АПН: «Лидерам сборной СССР Эдуарду Матусевичу, Антсу Антсону, Евгению Гришину, Станиславу Селянину сейчас около тридцати или за тридцать. Свое слово в конькобежном спорте они уже сказали и теперь вряд ли смогут улучшить собственные результаты. Те, кто в ближайшем будущем заменит ветеранов, а именно Александр Керченко, Юрий Малыхин, Валерий Муратов, Валерий Лаврушкин, еще слишком молоды, чтобы дерзать на высшие победы. Им по 20 — 22 года, и они только начинают свой путь в международном спорте».

За кого же принимает нас Борис Андрианович, мы что — газет не читаем?

Чемпион Европы, мира и Олимпийских игр Фред-Антон Майер, между прочим, ровесник Матусевичу и Антсону. И. Нильссон, К. Феркерн, П. И. My, А. Схенк, Э. Келлер, В. Косичкин становились чемпионами мира, Европы и Олимпийских игр, когда им было именно 20 — 22 года. Но они, очевидно, не знали, что «еще слишком молоды, чтобы дерзать на высшие победы». А ученики Стенина, видно, знают о том, что дерзать им не положено. Оказывается, судя по рекомендациям старшего тренера, им надо ждать до 25 — 26 лет, поскольку, «как известно, своих лучших результатов спортсмены-конькобежцы обычно добиваются в возрасте 25 — 26 лет».

Может, и добьются эти конькобежцы «своих лучших результатов» («своих» — подчеркиваю) в 25 — 26 лет. Но что нам радости, если они будут со «своими лучшими результатами» на задворках международного конькобежного спорта?

Теперь о методике тренировок нашей сборной. «В принципе мы имеем вполне современную методику тренировок, — говорил Б. Стенин. — Конечно, в практике работы со спортсменами возможны ошибки, в том числе и методического характера. Но я не склонен объяснять наши неудачи какими-то изъянами в методике тренировок. Ни в какой коренной перестройке она не нуждается».

Она и в самом деле неплоха, наша советская конькобежная школа. Была неплохой. Но когда начиная с 1963 года ее начали кроить и перекраивать на манер портного Тришки, она стала не похожа на самоё себя.

Не дело журналиста говорить о тонкостях методики, спорить, что тут так, а что не так. Я лично в такой спор лезть не рискую. Но кое-что и мы знаем. Знаем, что после первого нокдауна, в котором оказались наши конькобежцы-мужчины в 1963 году в Карундзаве, сбитые с ног ударом шведа И. Нильссона, тренеры сборной СССР ринулись за скандинавами, решили разузнать их «секреты» с тем, чтобы догнать и обогнать соперников, разбить их тем же оружием. Выяснилось, в частности, что шведы во время предсезонной подготовки большое внимание уделяют велосипеду. Весной 1963 года я видел нашу Сборную на юге. Нельзя было понять, то ли это велосипедисты тренируются, то ли конькобежцы. Только и считали, у кого сколько тысяч километров «накручено» и много ли осталось «крутить», чтобы побить километражный рекорд Ивара Нильссона. Тогдашний ответственный секретарь федерации конькобежного спорта В. Капитонов, помню, вполне серьезно говорил: «Когда они накрутят, сколько накрутил Нильссон, тогда все будет в порядке».

Накрутили. Шведов догнали, но... Но вперед вырвались норвежцы. Что у них «за пазухой спрятано»? Узнали — штанга. Схватились за гриф штанги (пусть истерто и затрепано это сравнение, но точнее не скажешь), как утопающий за соломинку. Тонны переворочали.

Помню, как заспорили Евгений Гришин и заслуженный мастер спорта, штангист и журналист Дмитрий Иванов. Гришин рассказывал, что один парень в конькобежной сборной 1000 раз присел со штангой весом в 50 кг. Иванов не поверил, сказал, что если бы даже он сам, своими глазами увидел такое, то все равно не поверил бы. Власов, говорил Иванов, и то не сумел бы такое сделать.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены