Кто, если не мы?

Николай Жигулин| опубликовано в номере №1434, Февраль 1987
  • В закладки
  • Вставить в блог

Перечитываю проект Устава ВЛКСМ с предлагаемыми изменениями. Сейчас он активно обсуждается и в первичных организациях, и в комсомольской печати. Каждая строка этого документа требует серьезного осмысления, нового подхода ко всем сторонам жизни и деятельности Союза молодежи. Чем внимательнее вчитываешься в положения Устава, тем явственнее понимаешь, какая огромная ответственность ложится на плечи молодых.

«Член ВЛКСМ обязан… » – далее следуют емкие слова о том, каким должен быть комсомолец, что он призван отстаивать,- защищать, с чем непримиримо бороться. Почему же в повседневной жизни некоторые комсомольцы забывают об этих требованиях, идут на компромисс, а то и на прямое нарушение Устава? Откуда это уже не раз осужденное расхождение между словом и делом?

Особенно тревожит меня потребительское отношение к комсомолу. Причем у иных оно проявляется открыто, я бы сказал, агрессивно. «Что мне дает комсомол?» – этот вопрос то и дело слышишь в молодежной аудитории. Легче всего отмахнуться, назвать это демагогией и закрыть тему. Но когда встречаешься с ребятами в цехе или общежитии, в школе или клубе, от ответа не уйти. Находятся и такие, которые спрашивают, как говорится, в лоб: «Ты член ЦК, скажи честно, что ты за это имеешь?» Подразумеваются определенные льготы – или внеочередное получение квартиры, или доступ к дефициту, или еще что-то в этом роде.

Непросто бывает убедить какого-нибудь «знатока», что общественная работа не приносит материальной выгоды. Если говорить о жилье, то свою «малосемейку» я получил, как и все, в порядке очереди, а до этого семь лет жил в общежитии. Никакого «блата» или родства «в сферах» у меня не было и нет. Все, чего я достиг, может добиться каждый, если, конечно, будет работать на совесть и не жалеть личного времени для общественных дел. Так скажу: ничья «сильная рука» не поможет, если у самого все валится из рук.

И все же мне крупно повезло. Я вырос в деревне, родители с самых ранних лет приучили меня к труду, к полной ответственности пусть за маленький, но свой участок домашнего хозяйства. Бывало, мальчишки зовут на улицу, и тебе так хочется пойти с ними, но вспоминаешь наказ матери и берешься за работу. Надо было накормить кур, прополоть грядки. Забот хватало.

Повезло мне и с армейской службой. Два года на границе очень много значат. Когда идешь с оружием в руках берегом реки – на том берегу чужое государство, а за твоей спиной Родина, – это чувство, как ничто другое, формирует молодого человека, делает его настоящим гражданином и патриотом своей страны.

Не только на себе испытал это. В нашем цехе работают семь парней, проходивших службу в Афганистане. Они выделяются среди своих сверстников более пристальным взглядом на жизнь, зрелым отношением к работе. С ними легко находишь общий язык.

«Трудно там было?» – спросили однажды у машиниста крана Сергея Корышева, награжденного медалью «За отвагу». Сергей спокойно ответил: «Конечно, трудно. Но ведь кто-то должен быть и там».

Не прятаться за спины товарищей, не сваливать на других то, что можешь сам, – так, считаю, надо действовать всем. Но слишком долго в ходу была другая привычка – «не высовываться», а если кто-то -и решится высказать свое мнение, то не на собрании, а где-нибудь в «курилке». Удобная позиция: и для начальства ты хорош, и среди ребят прослывешь «критически мыслящим» человеком.

Строили, к примеру, в нашем цехе систему вытяжки на аргонных установках. Многие видели, что она мало- мощна, не будет работать как надо. Кое-кто из рабочих прямо говорил об этом. Но в ответ прозвучал начальнический окрик: «Не твое дело». Построили, а теперь придется все переделывать заново.

Где уж тут быть чувству хозяина, если вольно или невольно навязывалась психология «маленького человека», когда участие молодых рабочих в управлении производством лишь декларировалось, да и поныне зачастую остается только благим пожеланием. Потому-то сейчас, в условиях развернувшейся перестройки, самое главное, самое трудное – перестроить свое сознание, свое отношение к общим проблемам.

Увы, старая привычка не вмешиваться все еще дает себя знать. И сам, бывает, смалодушничаешь, смолчишь. Оправдание всегда найдется: то ли еще не зажили шишки, полученные за критику, то ли удерживает довод «мудрых»: «Тебе что, больше всех надо?» В такие минуты идет мучительная борьба с самим собой. Решается важный вопрос, а ты напряженно ждешь, кто же встанет и скажет правду. Но все молчат. Кто же, если не ты?..

Отношения с администрацией – пожалуй, самое больное место для комсомольской организации. Особенно когда дело касается создания комсомольско-молодежных коллективов. Вот и в нашем цехе нередко перебрасывают ребят из одной бригады в другую, с одного агрегата на другой. Стабильный состав молодежного коллектива остается лишь на бумаге. И все это объясняется производственной необходимостью. Не слишком ли универсальное оправдание для хозяйственников?

Тот же довод приводится, когда комсомольцам предлагают выйти на субботник, чтобы залатать какие-то производственные прорехи. Но как только доходит до распределения жилья, путевок, комсомол иногда «забывают» пригласить. Конечно, тут комсомольской организации, ее секретарю надо проявить твердость. Но, к сожалению, не каждый вожак способен отстоять интересы молодых. Чаще видишь секретаря в роли робкого просителя.

Очень хорошо, что в проекте Устава более четко определен круг вопросов, решать которые должна первичная. Это и участие в управлении делами предприятия, и поощрение, премирование молодых рабочих, распределение для них жилья, мест в общежитиях – я бы добавил: и мест в детсадах и яслях. Молодые семьи в этом кровно заинтересованы.

Радует то, что сейчас самым серьезным образом взялись за проблемы трудового воспитания, распределения по труду. Без этого, кстати говоря, никакое воспитание немыслимо. Мы, рабочие, это хорошо видим. Порой кажется, слишком легко достаются некоторым имитаторам трудового энтузиазма социальные блага, которыми располагает наше общество. Выгоним из своего коллектива злостного прогульщика, а он, глядишь, уже устроился в другом цехе. Работает все так же ни шатко ни валко и не тужит. Значит, жизнь его не бьет, а надо, чтобы била, и крепко.

У нас нет безработицы, но уравниловка, которая еще имеется, на руку лишь нерадивым. Получается, что работаем за себя да еще за какого-нибудь «умельца»-захребетника. Разве это справедливо? Какой урок извлекает из этого молодежь?

Не секрет, что подобное потребительство начинается в семье, где трудом пугают, как букой, в школе, когда отъявленным лентяям ставят незаработанные тройки. Какое отношение у человека к учебе – такое и к работе. Рассчитывать на чудесное превращение закоренелого лодыря в труженика не приходится.

Ведь как бывает: парень еле-еле окончил восьмилетку, идет в ПТУ. Там палец о палец не ударит, а стипендию получает – у нас в отрасли она немаленькая. Служит в армии – ему сохраняется рабочий стаж. А вернется, месяц, другой потолкается в цехе – и след простыл: нашел что-то полегче. Вот и выходит: за все это время парень ничего не дал обществу, только брал. И никто его не остановил. Он и в дальнейшем будет искать и находить разные лазейки.

Сколько ж надо потратить сил, времени, чтобы сделать из такого вот юного потребителя рабочего человека! Очень сложное это занятие. Но все-таки при желании и терпении рабочему коллективу, комсомольской организации удается повлиять на новичка, заставить его задуматься, помочь преодолеть себя, стать лучше. Не без гордости замечу: есть на комбинате ребята, которые считают меня своим наставником.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об уникальном художнике из Арзамаса Александре Васильевиче Ступине, о жизни и творчестве замечательного писателя Фазиля Искандера, о великом «короле вальсов» Иоганне Штраусе, о трагической судьбе гениальной поэтессы Марины Цветаевой, об истории любви  Вивьен Ли и Лоуренса Оливье, новый детектив Андрея Дышева «Час волка» и многое другое.

 

Виджет Архива Смены