Красный перекоп

А Зонин| опубликовано в номере №9, Май 1924
  • В закладки
  • Вставить в блог

ИЗ ЯРОСЛАВЛЯ, раскинувшегося в переплете вод, на берегу Волги пригородом, разбитом в мятеж 18 - го года, на правом - белокаменном старо - купецким центром, - мы через Которосль мчимся рабочей окраиной к Красному Перекопу. Город с назойливыми, ВЫТЯНУВШИМИСЯ колоколенками монастырей и церквей остается назади И только Которосль в разливе - летом ее куры вброд переходят - провожает до самых корпусов фабрики.

Вот и она, плотно осевшая на широкой площади стройными многооконными громадами красного кирпича. Я думаю, если сложить в такие же кирпичные груды отданную рабочими за два века пауку - капиталу кровь, она заслонила бы гиганты - здания. Много ее. Неизмеримо много.

В 1772 году, после пятидесяти лет в отчаянно безнадежных попытках вырваться из фабрики в бегах, покушениями на хозяина, жалобами «царю – батюшке» или его представителю, Ярославльскому губернатору, в 1772 году в первый раз стала мануфактура.

«А хотя получаем от господина нашего для пропитания хлеб и всякий харчевой припас и прочее, но, однако, противу нынешней продажи в городе оных припасов цены вычитаются из заработанных нами денег с немалым превосходством...» Просили рабочие губернатора немного: брали бы с них за продовольствие не выше рыночных цен, отпускали бы свободно со двора фабрики. А ответом была порка 31 рабочего плетьми.

И вновь четверть века не смели крепостные пролетарии поднять протест, восстать против кошмарного эксплуататорского режима. В 1803 году вторая попытка. Работали тогда на фабрике 3.000 и больше половины из них женщины. Но рука руку моет. Губернское Правление приказало, чтобы рабочие «с должным повиновением пребывали спокойными, ожидая от содержателей немедленного рассмотрения, показуемого ими». Ходатаи рабочих. Алексеев и Езопов, должны были дать в этом подписку. Они отказались и получили плети. А через несколько недель вслед за ними новых посланцев к царю Москвина и Маркелова, якобы за неимение паспортов, тоже секли, но уже публично и с барабанным боем: для назидания.

Вновь поднялись рабочие Ярославской мануфактуры в 1817 году и в упорной восьми - летней борьбе одержали первую победу. К жалкому грошовому заработку получили прибавку в 7%.

7% - капля в море нищеты. По - прежнему каждый год из сотни рождавшихся детей умирало 65 и все, также ткачи и присучальщики, валились за работой от недоедания. И в 1835 году фабричный «бунт» уже подавляется войсками. Затем, 53 - й, 70 - ый, 85 - ый, 89 - ый годы борьбы. Годы постоянных поражений, но в то же время и годы роста осознания «свободными рабами» себя, как классовой силы.

Так пришел 95 - ый год.

Пришел после великого всероссийского голода 91 - 92 годов, когда до неслыханных размеров обнищало крестьянство и, лишенные покупателя, капиталисты стали сокращать производство. Один за другим закрывались заводы, а на оставшихся - сокращенному числу рабочих предлагалась совершенно ничтожная плата. Капитал желал выйти из кризиса целехоньким через даровой труд пролетариата.

Работали на Ярославской мануфактуре 14 - 16 часов, а то и все 20. А заработок был до ужаса мал. Для женщин - не больше 8 - ми рублей, для мужчин максимум - - 13. Но и эти нищенские суммы не попадали рабочим на руки. Рублей шесть уходило на штрафы. Отвертеться же от них никто не мог.

Штрафы брали за все: за выход в уборную, за один только взгляд на часы, за ненароком порванную пряжу, за каждое движенье, которое не давало хозяину новой копейки. А кроме штрафных вычетов, еще шли отчисления на баню, о которой один рабочий пишет:

А о бане заикнуться

Ты и не моги.

Иль под дождик становися,

Иль в турбин беги.

Брали за лекарство, за инструменты (фартуки, челноки) и не в последнем счете «на божью благодать». Архиерейские молебны, фабричный поп и лампадное масло забирали из заработка рабочего не малую часть. А оставшиеся за всем гроши Торжественное молебствие в лагере молодцов - фанагорийцев».

выдавались продуктами из фабричного лабаза. Не лучшее было жилье. «В качестве постели и одеяла служила тара из - под хлопка, каковая употреблялась также на занавеси к окнам и кроватям семейных рабочих», - вспоминает один товарищ. А для развлечения рабочих вокруг фабрики были настроены кабаки. Водка на хозяйской службе шла рядом с поповским кропилом.

С утра 24 - го апреля 1895 года по всем корпусам фабрики были вывешены пониженные расценки. Возмущенные рабочие затолпились у машин и в жилых коридорах.

- Вот так клюква, вместо прибавки еще убавляют!

Более смелые из молодых кричали:

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены