Конец деевщины

опубликовано в номере №126, Май 1929
  • В закладки
  • Вставить в блог

Вслед за т. Ярцевым выступила т. С. Н. Смидович. В начале своего выступления она привела ряд фактов, рисующих некоторых комсомольцев, как не умеющих относиться к женщине по - человечески.

- Когда я стала знакомиться с этим делом - говорит т. Смидович, - передо мной прежде всего встал вопрос: можно ли верить девушке? Все ли правда, о чем писала обвинительница? Ряд наблюдений заставляет пас признать правдивым каждое ее слово. Деев скрыл от ячейки свое социальное происхождение, он умалчивал о своем отце - значит тому, что говорила нам девушка, приходится верить. Когда человек врет в одном, тогда мы имеем право не верить ему в другом. Здесь все ссылались на то, что Деев хороший, активный комсомолец. А никто из защищавших его ни слова не сказал об его отношении к дочери рабочего. Мы внаем, что ЦК нашей партии жестоко расправляется с такими партийцами, которые наплевательски относятся к женщине. Мы не можем проходить мимо этого. Социализм мы можем построить только при вовлечении массы женщин, а если такие, как Деевы, будут обращаться по - скотски с девушками, мы их не сможем привлечь в наше общество.

Дело Деева вскрылось - заключила свою речь тов. Смидович, - когда мы потянули его за ниточку отношений Деева к девушке. Личное и общественное тесно связано между собой. Предположим, выясняется, что комсомолец плох в быту, присмотритесь корче и вы увидите, что он в общественном отношении плох. Дееву было выгодно быть активным. Его же эксплуататорские отношения к девушке привели нас к выявлению кулацкой психологии. Таких нам в комсомоле не надо.

После т. Смидович выступил секретарь заводской ячейки ВЛКСМ тов. Рубинчик, который признал ошибки, допущенные ячейкой, во время разбора дела о Дееве.

Около 2 - х часов ночи было вынесено решение конфликтной комиссии.

Решение по делу Деева

1. Конфликтная комиссия считает, что действия, подобные совершенным Деевым по отношению к девушке, должны осуждаться общественностью, как непролетарское, некоммунистическое отношение в быту.

2. Деев, как комсомолец, допустил и не противодействовал семье эксплуатировать батраков и сдавать землю в аренду кулаку. Этим самым он блокировался с кулаком и содействовал развитию кулацкого хозяйства, что противоречит политике партии и советской власти. Это обвинение, предъявленное Дееву, доказано.

Деева из комсомола исключить.

Но, принимая во внимание признание им своих ошибок и его заверения КК на открытом заседании и перед всеми рабочими, что он примет меры к исправлению своих ошибок и порвет всякую связь со своим отцом, КК постановляет:

В виде крайней исключительной меры, на основании вышеуказанных, смягчающих вину обстоятельств, оставить т. Деева в рядах комсомола, объявить ему строгий выговор с предупреждением и занесением в личное дело и снятием со всякой руководящей союзной работы.

Одновременно при атом КК считает, что дальнейшее пребывание Деева в комсомоле возможно лишь при выполнении им следующих условий:

1) Порвать связь с отцом.

2) Передать землю сельсовету.

3) Уплатить сельхозналог за прошлое время с фактического заработка.

Для выполнения этих условий установить срок в 2 месяца и обязать Деева по истечении итого срока сообщить на заседании КК о принятых им мерах.

Одновременно с этим КК отмечает допущенные политические ошибки со стороны ячейки ВЛКСМ и цехячейки завода «Серп и Молот», заключающиеся в упущении ими классовой сущности дела Деева.

Отметить активность, проявленную редакцией журнала «Смена» в разоблачении Деева, но вместе с тем отметить ошибку редакции, заключающуюся в неопубликовании ею настоящих фамилий и названия завода, а также недостаточно полное расследование в деревне по данному делу.

Председатель КК Пролетарского района А. КОРОБОВ.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 10-м номере читайте об истории создания дворца княгини Гагариной в Крыму,  о непростой судьбе Иосифа Брол\дского, о «первом и последнем энциклопедисте XX века» нашем соотечественнике Николае Судзиловском, о жизни и творчестве неподражаемого Лопе де Веги, о прекрасном городе Таруссе, о великих наших соотечественниках, в разное время живших в нем и о его достопримечательностях, очерк о так всеми любимом Николае Караченцеве, ровно год, как ушедшем от нас, продолжение детектива Ольги Степновой «Моя шоколадная бэби» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Уроки из одного обвинения

Речь общественного обвинителя Т. Ярцева по делу Деева