Комсомол на фронте литературы

А Косарев| опубликовано в номере №210-211, Декабрь 1931
  • В закладки
  • Вставить в блог

Шопена в рабочий клуб

Почему, например, труппа Большого театра не может играть на сцене какого - либо заводского клуба или на сцене театра заводской окраины? До каких это пор громкие имена, люди большой художественной ценности и культуры будут сидеть в центральном театре, выступать в центральных кварталах и не выезжать в заводские окраины? Музеи, консерватории и другие культурные учреждения тоже, как правило, находятся в центре городов и главным образом обслуживают мещанство центральных кварталов. А вы думаете, что молодой или взрослый рабочий не имеет потребности в хорошей музыке? Конечно имеет: он культурно растет, при чем растет гигантски. Возьмите другой пример: приезжает какая - нибудь мировая известность, появляется на нашем советском горизонте и опять - таки подвизается где - нибудь в центральном месте, обслуживая зачастую мещанство центральных кварталов. Этому нужно положить предел. Пролетариат, строящий социализм, имеет право в первую голову использовать самые лучшие культурные ценности, и мы - ленинский комсомол, - должны помочь партии продвигать эти культурные ценности в среду рабочих, в среду заводских окраин. Это значит: Шопена и Листа из музыкальных консерваторий наших центральных городов нужно вытащить в заводские, рабочие клубы. В наше время и молодой, и взрослый рабочий интересуется и Листом, и Бетховеном, и Шопеном, и ничего в этом преступного нет. А у нас эти вещи преподносятся для служителей интеллигенции столичных кварталов или центров. Не можем мы дольше мириться с таким положением. Продвинуть на завод, в семью рабочего, на заводскую окраину хорошую книгу, помочь рабочему правильно научиться пользоваться книжкой, взять из нее нужное, полезное, вот, что значит заниматься культурной работой. На культурном фронте перед нами стоят грандиозные задачи. Ввести культуру в быт рабочей молодежи, привить ей культурные навыки, организовать ее культурный досуг, изжить шаблоны и приспособленчество в этой работе - вот, что требуется от ленинского комсомола.

Мы должны усилить свою работу по объединению вокруг комсомола молодых, начинающих сил в различных областях творчества и искусства, всячески им помогать в развитии. Герои нашего времени отсутствуют в литературе. И, разумеется, гигантское значение в вопросах культурного строительства играет литература. Пролетарская литература должна помочь партии и комсомолу дать молодому поколению направление в жизни. Эта задача весьма ответственна. Молодое поколение каждой эпохи имело своего героя, которому стремилось подражать. Разные эпохи порождали разных героев. Вот такие собирательные типы, на которых хотелось бы походить, с которых стремилось брать пример, которым старалось подражать молодое поколение и описывала классическая литература прежних времен. Возьмите, к примеру, хотя бы тургеневских героев Рудина, Базарова или лермонтовского Печорина, которые, несомненно, владели умами тогдашней интеллигентско - дворянской молодежи и студенчества. Это прекрасно описанные люди, умевшие идеально любить литературу, искусство, философию, справедливость и женщин. Или возьмите литературу приключенческого характера, которой, кстати говоря, в свое время многие из нас зачитывались. Речь идет о Фениморе Купере, Майн - Риде, Жюль - Верне и пр. Их герои настолько прочно вселялись в сердца молодых читателей, что на них стремились походить и поступками и внешностью, и жестами, и манерами. Эта литература, созданная на потребу колонизаторской буржуазии, великолепно делала свое дело. Проблема показа героя - описание собирательного типа, героя современности - проблема величайшей важности. Только в условиях диктатуры пролетариата мы можем ее поставить и разрешить во всю ширь.

Теперь очень часто слышишь это выражение: «герой». Какое, все - таки, понятие вкладывается в это слово? Кто является героем? Нельзя же просто сказать молодому рабочему и крестьянину: стремись быть героем, не расшифровав, какой смысл мы в это слово вкладываем, не разъяснив, что значит «герой» в нашем пролетарском понимании. Героями были отважные мореплаватели, путешественники, охотники за черепами, разные колонизаторы. Героями были также и различные фаталисты, испытывающие судьбу. Наше понимание героя коренным образом отличается от того, которое внушалось молодежи старой литературой.

Пролетарская литература должна создать собирательные типы героев социалистической стройки и классовой борьбы, которые владели бы умами миллионов молодых трудящихся, с которых они могли бы брать пример. И мы требуем от наших литературных организаций, от пролетарских поэтов и писателей, чтобы они своим творчеством, своим мастерством хорошо описали бы тип героя социалистического строительства, который бы отражал стремление передовых борцов за социализм, описание которого заставило бы каждого молодого рабочего и крестьянина подумать: да, я хочу быть таким же, я хочу походить на него, он является моим идеалом. Пролетарская литература должна помочь партии и комсомолу вооружить массы силой примера, показать ей образцы поведения. Это в значительной степени облегчило бы нам задачу коммунистического воспитания подрастающего поколения.

Портрет и анкета - герой описан

Центральной фигурой пролетарской литературы должен стать ударник, являющийся героем современности. Вот на него - то и нужно ориентировать подрастающее поколение. Описание ударника не занимает надлежащего места в нашей литературе. Правильно ли и достаточно ли пролетарская литература показывает этого героя? Не всегда и недостаточно. Нередко над показом героя работают небрежно, недопустимо слабо, упрощенно, без любовного отношения к этому делу. Как описывается часто герой? Берется фотографический снимок ударника, к нему даются более или менее краткие биографические сведения - вот вам и готов герой. Скажут: упрощаешь вопрос. Возможно, в. известной мере. Но мне дает право так заявлять то обстоятельство, что мы до сих пор не имеем нужной приличной книжки об ударнике. Вместо этого, повторяю, имеем фотографический снимок, а затем идут: социальное происхождение такое - то, год рождения такой - то, производственный стаж такой - то; добросовестно рассказывается, что герой сделал такие - то рационализаторские предложения, поднял на столько - то процентов производительность труда и что дома у него на полке стоит полное собрание сочинений Маркса и Энгельса. Герой описан. А что дает такой показ наших героев уму и сердцу молодого рабочего? Очень мало. Пролетарские писатели, объединяемые РАПП, должны с большей ответственностью подойти к показу героев социалистического строительства, должны с большей любовью описывать их, зажигая своим творчеством сердца молодых читателей. Сейчас этого нет.

Из рапповцев сделать большевиков

Говорят, что ленинский комсомол мало занимается вопросами литературы. Возможно. Мы эту вину, не в пример другим, признаем, Работу с писателем улучшим, окружим пролетарских писателей еще большей заботой, будем им больше помогать в их росте и это мы уже начинаем делать. Но, ведь основная работа в этом направлении в первую голову ложится на плечи РАПП. А вот РАПП здесь «скромно» молчит о своих недостатках; не всегда хочет признать их открыто и не совсем любит, когда ему о них говорят. Вот вам и отношение к самокритике. РАПП самокритику нe любит. Мы должны развить это положение и разобьем. А иногда бывает и так, что ответственность за недостатки пролетарского литературного движения (например, из рук вон плохую учебу молодых ударников, призванных в литературу) товарищи из РАПП пытаются переложить на других, в частности на ленинский комсомол. Мы согласны отвечать за свои ошибки и недостатки, если они имеют место в рядах ленинского комсомола. Но мы против того, чтобы кто - либо из РАПП прятался в кусты. Это недостойно большевиков.

Мы РАПП критиковали, будем критиковать и помогать ему изжить недостатки движения. РАПП думает, что кроме него, никто ни черта не понимает в литературе. Поэтому всякую критику РАПП считает излишней. В частности мы не можем обойти молчанием тот факт, что в среде различных литературных объединений, в том числе и в РАПП, систематически наблюдается беспринципная группировщина. В чем тут дело? Если речь идет о тех спорах, где товарищи деловым образом ищут лучшие формы и методы творчества, если речь идет о той борьбе, где товарищи дают отпор чуждым идеологическим установкам - это хорошо, это полезна Мы не против этого. Мы говорим о другой драке, в природе которой лежат чванство, кичливость, обывательство, мещанство. Против этого мы решительно должны выступить. Ни для кого не секрет что в писательской среде существуют такие явления, когда один писатель или поэт другого не уважает, не хочет с ним считаться, не хотят друг у друга учиться, потому что, видите ли, он считает себя лучшим, потому что он считает себя классиком. С этим надо бороться, надо установить творческие отношения между пролетарскими писателями, в основе которых лежали бы большевистская идейность и принципиальность.

Очень часто некоторые товарищи из РАПП объявляют непогрешимой какую - то свою особенную линию (на проверку оказывающуюся линией какой - либо группки) и забывают о том, что прежде всего для них обязательна партийная линия. Поэтому и бывают у них порой (как выступал один из литераторов), что «из большевиков они стремятся сделать рапповцев», в то время, как надо из рапповцев воспитать большевиков.

О чести мундира и самокритике

«Генеральной линии» РАПП или комсомола быть не может. Есть одна генеральная линия партии, она является линией и комсомола и всех других общественно - политических организаций нашей страны. Элементы чванства, зазнайства, кичливости и обывательщины рождаются только в итоге недостаточной связи с массами и в результате слабой самокритики. Большевистская самокритика, с одной стороны, чванство, кичливость, зазнайство и обывательщина, с другой - эти два явления несовместимы, они друг друга исключают. Нам кажется, что в среде литературных организаций самокритики имеется мало, она подменяется часто искусственными, непринципиальными спорами, которые вряд ли содействуют процветанию пролетарского литературного движения. Не этим ли объясняется та, не совсем товарищеская обстановка, которая была создана на последнем пленуме РАПП вокруг тов. Панферова и товарищей, которые его поддерживают.

Между ленинским комсомолом и РАПП политических разногласий нет. Речь идет об отдельных, хотя и многочисленных важнейших проблемах в работе РАПП, с которыми ленинский комсомол не хочет мириться. Речь идет о том, что и писателей нужно заставить уважать большевистскую критику, как важнейшее средство творческого роста самих писателей, как важнейшее средство повышения их большевистской квалификации.

Никакая литературная группа не может аргументировать именем комсомола, ибо во всех вопросах, в том числе и в литературных, ленинский комсомол имеет только одну линию партии. А она, эта партийная линия, исключает наличие тех отрицательных явлений, о которых речь шла выше.

Товарищи из РАПП не любят самокритики, у них в сильной степени развита «честь мундира», они готовы сокрушить тех, кто нелестно отзывается о них. В частности ленинский комсомол особенно убедился в этом за последнее время своей работы. Нас не испугаешь. Мы не пугливы. Партия заставит уважать самокритику, а не наплевательски относиться к ней. Товарищи из РАПП это должны помнить и не забывать.

За комсомольскую литературу

Молодой читатель предъявляет требование на художественную комсомольскую литературу не потому, что ему «любопытно» увидеть образ комсомольца в художественном произведении. МОЛОДОЙ читатель от художественной книжки требует ответов на актуальные вопросы комсомольского сегодня. Совершенно правильно указал т. Косарев, что «пролетарская литература должна помочь партии и комсомолу дать молодому поколению направление в жизни. Эта задача весьма ответственна».

К сожалению, наша литература не успевает за темпами жизни комсомола. На этом участке художественной литературы мы имеем перманентное отставание. Многие писатели, и пролетарские, и попутчики, и союзники, до сих пор еще продолжают разрабатывать «вечные» проблемы молодежи - проблемы пола, любви и т. п. Во всяком случае, такого рода «любовной» литературы о молодежи у нас более чем достаточно.

В настоящий период, период ожесточенной классовой борьбы, враждебные нам классы всячески ратуют за влияние на молодежь. Разве мало за последние годы появилось книг, открыто или замаскировано зовущих молодежь от строительства и борьбы к «интимной» жизни, к пассивизму, к обывательскому созерцательству?

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте  о российском  императоре Михаиле II, сутки носящем этот титул после отречения своего брата Николая II-го, документальную повесть-воспоминание о великом художнике Илье Глазунове, о жизни и творчестве Константина Бальмонта, о гениальном Гекторе Берлиозе, о великом русском педагоге и актере Михаиле Чехове, окончание детектива Андрея Дышева «Одноклассники» и многое другое.



Виджет Архива Смены