Когда ушел вожатый

Н Огнев| опубликовано в номере №223-224, Июнь 1932
  • В закладки
  • Вставить в блог

- Нет, нету, - как - то подобрев к инструктору, ответила Настя. - А ведь это правильно. Мне как - то в голову не приходило. Ребята у нас во как химией интересуются, а химического кружка нету.

- Это потому, что Марья Григорьевна и так больше времени уделяет, чем нужно, - сказал Васька.

- Ну, все равно там, почему, - сказал инструктор. - Вот и надо завести химический кружок. Тогда энергия ребят будет уходить правильно, по плану. А не пинкертоновщиной заниматься... Ну, прощайте, ребята. Мне пора. Пошевелите мозгами насчет химкружка.

Он ушел. Из раздевалки было слышно, как кряхтел в своей каморке Федосеич. Издалека доносился грохот трамвая. Было странно и немного жутко в пустынной, едва освещенной школе.

- Пойдем в кабинет по родному, - предложил Васька.

- Нет, лучше быть ближе к выходам, - ответил Архангельский.

- А все ли мы осмотрели? - спросила Настя. Нет ли каких - нибудь уголков или каморок, где можно было бы спрятаться?

Голоса звучали глухо и неуверенно, «Пожалуй, ничего не найдем, только зря время потеряем, - пронеслось в голове у Васьки. - Лучше бы я дома по математике подзанялся»... В этот момент наверху послышался какой - то звук: не то половица треснула, не то щелкнул какой - то замок.

- Что это? - спросила Настя и шагнула к лестнице, но Васька, опередив се, уже бросился, махая через несколько ступенек, наверх. Дрожащей рукой он выхватил из кармана ночной фонарик, и колеблющийся световой круг побежал по полу перед ним. В коридоре никого не было, и Васька, по очереди распахивая двери, стал заглядывать в кабинеты и лаборатории. Звук повторился явственней и громче.

- Опять! - сказала Настя, и ее голос показался Ваське слишком громким. Васька осветил дверь математического кабинета и схватил дверную скобку. Дверь не отворилась.

- Разве здесь заперто было? - шепотом. спросил Васька.

- Хорошо помню, что дверь была открыта, - прошептала в ответ Настя. - Ты дерни посильнее, может дверь осела.

- Осторожней, товарищи, - донесся с лестницы свистящий шепот Архангельского. - Возможно, они с оружием.

- Кто - они? Чего еще осторожничать? - Васька рванул дверь, она слегка подалась, чтобы тут же опять захлопнуться.

- Там кто - то есть! - закричала Настя. - Дергай сильней!

Вдвоем схватились они за скобу, Васька уперся ногой в стену и дверь распахнулась внезапно так, что Васька с грохотом полетел на пол, но тут же вскочил и ринулся в кабинет, махая фонариком.

- Кто тут? - кричала Настя. - Сейчас же вылезай, все равно найдем.

- Да вот он сидит! - раздался Васькин голос из утла. - Вылезай, Канючкин. Что ты тут делаешь?

- А ты сам что делаешь? - словно передразнивая, ответил Канючкин.

- Ну, ты не очень, - строго сказала Настя. - Не имеешь права по ночам в школе околачиваться. И зачем дверь держал? Немедленно сознавайся что ты тут делал? Хватай его за руки, Васька, посмотрим, что у него в карманах.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 4-м номере читайте о народной поэтессе-плакальщице с уникальной судьбой Ирине Федосовой,  материал о сказочнике Гансе Христиане Андерсене,  о живописце, графике, поэте, издателе, мастере эпатажа и скандальных презентаций, человеке исключительной одаренности и неуемной энергии, Давиде Бурлюке, о крымчанине, основателе   Международного Гумилевского фестиваля «Коктебельская весна», поэте Вячеславе Федоровиче Ложко, о том, что произошло в роковой день 28 июня 1914 года , когда выстрел больного сербского мальчика перевернул, можно сказать, мировую историю и многое другое...

Виджет Архива Смены