Когда улыбается Роджерс

Петро Панч| опубликовано в номере №573, Апрель 1951
  • В закладки
  • Вставить в блог

В зале уголовного суда слушалось дело Клода Манжу. Пришло много приятелей обвиняемого, а ещё больше - падкой на сенсацию публики. Клод Манжу стал героем дня. Вытянув вперёд кривые ноги, он свысока смотрел на судью, отмахивался от советов защитника, равнодушно скользил взглядом по лицам родителей, и только когда встречался с глазами главаря легиона «Пурпурные сердца», лицо его выражало собачью покорность.

Судья, слушая свидетелей и адвоката, время от времени бросал сонный взгляд на подсудимого, проявлявшего полное равнодушие к своей судьбе. Посмотрел он и на вожака легиона «Пурпурные сердца» и без слов понял его тяжёлый, неподвижный, как застывшее олово, взор. Но всё зависело от того, как будет вести себя сам подсудимый.

Клод Манжу, казалось, не слушал ни свидетелей, ни адвоката. Лучше было смотреть в окно, за которым шумела жизнь города. По чёрному асфальту улиц бежали машины по шесть в ряд, витрины магазинов были прикрыты от солнца полосатыми тентами, на зубчатых сборках которых виднелись надписи. Он машинально прочитал: «Кафе «Две обезьяны». Люди текли по панели, как мутная вода по песку.

В окно видна была также площадь, залитая солнцем и пестревшая прохожими. Через площадь к крытому рынку тянулись двумя серебряными нитями рельсы.

Среди тяжелых и скучных домов, окружающих площадь, выделялся один, в старинном английском стиле. Над ним развевался звёздный флаг Соединённых Штатов Америки. Как раз перед этим домом началась история, приведшая Клода на скамью подсудимых, и он теперь всё время смотрел на него.

Произошло это за месяц до суда. В воскресенье Клод, как истый католик и американец, пошёл с матерью в церковь. В этот день он, листая странички молитвенника, всё время думал о Роджерсе. Вожак легиона «Пурпурные сердца» стал его воплощённым идеалом: Роджерс не знал жалости, он издевался над справедливостью, он отстаивал право на свободные проявления страстей. Этому соответствовала и его внешность: нижняя челюсть была, как подкова, а глаза - холодны и тусклы. Эти черты делали его лицо точно каменным. Клод пощупал свой остренький подбородок, который чуть выпирал над большим кадыком. Но он ещё сумеет развить в себе мужество, он теперь во всём будет подражать главарю. В эту минуту кто - то бесцеремонно толкнул его в плечо. От неожиданности Клод чуть не уронил молитвенник. На него в упор смотрел сам Роджерс. Он молча кивнул головой и пошёл к выходу. Клод, как заворожённый, заспешил следом.

На панели, под маслиной, их ожидало уже человек десять студентов в клетчатых куртках с малиновыми рукавами. Клод был среди них самый младший, и ему казалось, что за это его не уважают, хотя он был длинноног и силён физически. Роджерс вытянул вперёд правую руку:

- Приветствую!

Студенты, как по команде, выбросили вперёд правые руки со сжатыми кулаками:

- Живи, Роджерс!

- Господа, общество «Прогрессивные граждане Америки» созывает митинг протеста.

- Долой прогрессистов! - заорал студент с волосатыми кулаками.

- Побереги голос, Брент. Вы готовы?

- Веди, Роджерс!

- Этого недостаточно! Лумис,

чтобы в двенадцать часов возле крытого рынка был паровоз. А ты, Джеральд, достань двадцать грузовых машин. Армен Сируза, вызывай легионеров.

Площадь заполняла разношёрстная публика, но большинство мужчин было в восьмидолларовых костюмах, которые обычно носят состоятельные рабочие, продавцы магазинов и клерки. Перед домом в старинном английском стиле стояла трибуна, сделанная из пустых ящиков. На ней один за другим появлялись какие - то люди, и одни горячо, другие несмело произносили перед микрофоном свои речи, на которые также по - разному реагировала толпа. В разгар митинга на рельсы, ведущие к крытому рынку, выполз паровоз. Разрезав толпу пополам, он остановился посреди площади и начал пронзительно свистеть, к нему присоединился рёв грузовых машин. Затем в толпу врезалась группа легионеров. Почти все они были в клетчатых куртках. Впереди выступал угрюмый Роджерс, держа правую руку в кармане. За ним шли клином легионеры. Все они также хмурили брови и также держали правые руки в карманах.

- Дорогу! - кричал Роджерс. - Слышишь, макаронник, дорогу!

Смуглый человек в тирольке раздражённо оглянулся через плечо:

- Молодчики! Вам здесь нечего делать!

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 7-м номере читайте о трагической судьбе царевича Алексея, о жизни и творчестве  писателя, чьи произведения нам всем знакомы с детства – Евгения Шварца, о Рузском музее – старейшем  в Подмосковье, покровителях супружеской жизни святых Петре и Февронии, о единственной и несравненной королеве Марго, окончание детектива Наталии Солдатовой «Химера» и много другое.



Виджет Архива Смены

самое обсуждаемое