Когда город спал…

Феликс Ветров| опубликовано в номере №1111, Сентябрь 1973
  • В закладки
  • Вставить в блог

Читатели «Смены» наверняка помнят трагическую историю, рассказанную Аркадием и Георгием Вайнерами в документальной повести «Двое среди людей». Она печаталась в «Смене» в 1969 году. В повести были все, так сказать, обязательные элементы детектива: погоня, розыск, запутывание следов и т. д. Все это так, однако глубинный смысл повести далеко не исчерпывался приключенческой интригой.

...В такси было двое пассажиров. Водитель, молодой московский таксист Костя Попов спешил домой, где его ждали жена и мать. Альбинас Рубонавнчус и Владимир Лаке рвались на юг, к Черному морю, но у них не было ни гроша. И тогда... Крик смертельно раненного человека разорвал ночную тишину. Убийство. Убийство ради денег, ради бесшабашных, разгульных деньков на солнечном пляже... Блеснул длинный кухонный нож, и Костя Попов упал на мостовую. А те двое? В один миг превратились они из двух разболтанных юнцов, в тех, кого с ненавистью и презрением зовут убийцами.

Как? Как могло случиться, что двое семнадцатилетних оболтусов отняли жизнь у молодого славного человека? Где они росли, чем жили, чего хотели от своей судьбы? Что за люди окружали их на пути к той страшной ночи?

Пытаясь как можно глубже вникнуть в самую суть свершившегося непоправимого зла, Аркадий и Георгий Вайнеры вынесли на страницы «Смены» чрезвычайно сложные, затрагивающие каждого общественные вопросы. В своей повести они «давали слово» всем участникам разыгравшейся драмы — и прямым и косвенным, старались осветить происшедшее со всех сторон. Пристально и тщательно разбирались они в том материале, что дала им сама жизнь. Вот отчего повесть «Двое среди людей» так сильно задевала за живое. Сегодня ее персонажи ожили на сцене.

Криминальная хроника «Двое среди людей» — спектакль Армавирского драматического театра имени А. В. Луначарского — пользуется неизменным успехом у зрителя. Мы смотрели спектакль в Ейске, куда театр приехал на гастроли. В полной тишине, затаив дыхание следил переполненный зрительный зал за тем, что происходило в свете прожекторов.

Сопереживание — живой нерв театра. Если есть сопереживание, есть театр. А во время показа пьесы братьев Вайнеров контакт актеров с залом не ослабевал ни на минуту.

Спектакль решен в суховатой манере, подчеркивающей публицистическое звучание пьесы. Приглушенные, сдержанные краски, тревожная игра пятен холодного света, вырывающего из темноты то одного, то другого актера, создают атмосферу высокого эмоционального напряжения.

Вот следователь Евгения Курбатова. Ее играет молодая актриса В. Дулова. В ее исполнении перед нами раскрывается человек мужественный и страстный, силящийся понять до конца, что же все-таки толкнуло мальчишек на дорогу преступности. Выполнив свой служебный долг, завершив следствие, Курбатова едет в тот город, где они выросли, в далекий Паневежис. И здесь, встретившись с теми, кто должен был взрастить в душах юных ростки истинной человечности, она сталкивается с безразличием, казенщиной, формальным подходом к воспитанию, что, по существу, предопределило страшную развязку.

Случилось так, что люди, призванные пробуждать в молодых гражданское самосознание, оказались неспособными противопоставить что-либо весомое и конкретное тому, что внушал им, неразвитым, неустойчивым подросткам — Альбинасу Рубрнавичусу и Владимиру Лаксу — матерый рецидивист Альгис Хромой. И директор школы, где учились будущие убийцы, и инспектор детской комнаты милиции, и родители, занятые своими «взрослыми проблемами», оказались близорукими. В итоге же в борьбе за юношеские души победил опытный преступник с глубоко враждебной всему человеческому жизненной философией.

Трагичен образ Альбинаса (актер Б. Козел). Это он проявил страшную «инициативу», вонзив нож в спину Попова. Активный, полный сил молодости, но лишенный элементарных понятий о человечности, с атрофированным чувством сострадания, Альби-нас Рубонавичус убивает, и лишь два месяца, отделяющие от совершеннолетия, спасают его от высшей меры наказания.

Даже лишив жизни человека, Альбинас думает лишь о себе, жалеет лишь себя. Да, он твердо усвоил уроки Альгиса Хромого.

Значительно сложнее характер Владимира Лакса (артист В. Мартынов). Лишь став соучастником убийства, он впервые всерьез задумывается о том, куда завело его бездумное существование. Поздно? Конечно, поздно, но мы верим, что со временем, отбыв назначенный судом срок искупления вины, к людям вернется другой Лаке — не инертный, с крохотными интересами человечек, а зрелый человек, пробудившийся от духовной спячки, испивший полную чашу заслуженного страдания.

Высшей точкой спектакля, его кульминацией становится момент, когда следователь Курбатова сходит со сцены в зал и продолжает свой монолог, обращенный к равнодушным.

Как трудно найти слова! И как нужно верить в то, что их можно найти. Можно достучаться до людских сердец... Стойте! Остановитесь, бегущие по эскалаторам, спешащие к станкам и в лаборатории, ускоряющие шаги, чтобы опередить секундную стрелку! Стоите! И пусть любовь, что живет в душе у каждого, мужество, которое и делает человека человеком, остановит руку преступника. Ведь не только он, убийца, несет на себе весь тяжкий груз преступления. Нет. Из крупиц равнодушия, из аргументиков трусости слагается непоправимое и общечеловеческое горе, имя которому — преступление.

Спектакль проходит на едином дыхании, большая заслуга в том опытного режиссера А. В. Бондаренко, возглавляющего труппу уже шестой год.

Рассказывая о том, как создавался спектакль, Альберт Васильевич не мог не сказать о тех трудностях, с которыми столкнулся театр при его постановке. Когда готовилась премьера, нашлось немало скептиков, говоривших: «Больно уж у вас все черно, сгущаете краски». Но театр был тверд в своем решении. И в этом видится высокая гражданская ответственность режиссера и актеров перед зрителем, которому всегда в любом подобном споре принадлежит последнее слово.

Коллектив армавирского театра не ошибся: спектакль «Двое среди людей» нашел самый горячий отклик в сердцах всех, кто его видел. Выдвинув на центральное место моральный аспект трагедии, создатели инсценировки способствовали ее действенности. Это стало особенно очевидным на встречах со зрителями, проходивших после просмотров спектакля.

— Я смотрел на сцену и все думал, думал, что же я должен сделать, чтоб не случилось подобное с моими двумя сыновьями, что должен сделать мой товарищ по парку, чтоб завтра его сын не поднял нож на меня. Мы не имеем права проглядеть! — так сказал один пожилой армавирский таксист.

Ребенок. Улыбающийся цветным лепесткам, радующийся солнцу и свету ребенок... Он должен стать человеком. Должен быть творцом, а не убийцей. Все мы вместе и каждый в отдельности не имеем права его проглядеть. И в том, что спектакль с предельной остротой ставит эту проблему, заставляя нас вновь и вновь и ней возвращаться, — лучшая награда авторам и коллективу театра.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены