Китаец Ли

А Вербицкий| опубликовано в номере №838, Апрель 1962
  • В закладки
  • Вставить в блог

Из книги «Ленин в жизни»

Рассказ-быль

Он редко кому говорил «ты», даже старейшим друзьям по сибирской ссылке и соратникам по революционной борьбе. Он обращался на «вы» к молодым матросам, юным солдатам и работницам-подросткам.

И все-таки одному человеку Владимир Ильич говорил «ты». Это был молодой .китаец Ли Фу-цин, уроженец Шанхая, перебравшийся в Россию незадолго до первой мировой войны.

В том году много китайцев ушло в другие страны на поиски лучшей доли. Занимались они чем попало, чтобы спать под крышей и не голодать так, как у себя на родине, где есть приходилось не каждый день, а жильем служила дырявая джонка на загрязненной реке Хуашгу.

Чем только не занимался Ли Фу-цин, бродя со старшим братом по российским градам и весям! В Сибири он точил ножи и лудил самовары, на Украине показывал фокусы в скверах и на базарах, а попав в 1915 году в Петроград, занялся изготовлением деревянных башмаков и красочных бумажных фонариков.

Весной шестнадцатого года братья Фу-цин заболели сыпным тифом и угодили в солдатский лазарет на Охте. Старший вскоре умер, а Ли чудом переборол страшную болезнь и в июле вышел из лазарета, переполненного тифозными и ранеными. В Петрограде было тревожно, голодно, и бумажные фонарики, как и веселые фокусы, были никому не нужны. За кусок хлеба приходилось драться, унижаться и обманывать. Несмотря на пугающую худобу и слабость, Ли удавалось кое-что зарабатывать на вокзалах, а спал он в запущенной беседке Летнего сада.

В революционные дни он примкнул к воинской части и получил длинную, пробитую пулями шинель и винтовку. Началась новая эра в мятежной жизни Ли Фу-цина; голова кружилась от митингов, плакатов, стрельбы и разъездов в грузовиках. По ночам командир учил его и еще нескольких китайских парней русской грамоте и разъяснял, за что дерутся большевики. Здесь Ли впервые услышал имя Ленина и вообразил его одним из сказочных, неземных существ, о которых он слышал в детстве в Шанхайском порту.

В январе 1918 года 20-летний Ли участвовал в разоружении белогвардейского отряда и показал себя смелым и находчивым бойцом. Его перевели в охрану Смольного.

В одну из вьюжных зимних ночей к стоявшему у ворот Ли тихо подошел немолодой человек в черном пальто и шапке-ушанке я что-то спросил. Ли отскочил назад и поднял винтовку.

– Ты кто? Стрелять буду!

Человек в пальто рассмеялся и спокойно сказал:

– За что же в меня стрелять? Я не собираюсь взрывать Смольный!

– Назад! Ты кто?

– Я Ленин. Решил подышать воздухом, а вы стрелять в меня хотите.

– Ленин?.. Какой Ленин?

– Ну, как вам сказать?.. Председатель Совнаркома.

Не опуская винтовки, Ли всматривался в лицо незнакомца и не знал, как ему быть. Быстро подошел комендант Смольного, что-то шепнул на ухо Ли и обратился к Ленину:

– Извините, Владимир Ильич, это наш новый красногвардеец, еще не видел вас.

– Так и видно, что новичок. Чуть не уложил меня на месте. Впрочем, виноват не он, а я. – И обратился к бойцу: – Как вас зовут, товарищ?

– Ли Фу-цин, товарищ Ленин.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены