Художник сурового письма

Н Ляшенко, 3 Смолякина| опубликовано в номере №1061, Август 1971
  • В закладки
  • Вставить в блог

Эти полотна саратовского живописца Бориса Давыдова лишены ласкающего глаз и успокаивающего душу сочетания красок. Жестокие бури века, очистительный шквал Революции, решимость героев и скорбь матерей погибших воинов Великой Отечественной, рабочие будни людей труда, понимающих свое высокое предназначение на этой земле, – все это, значительное и выстраданное, диктует художнику единственно приемлемую для его дарования манеру сдержанного, сурового письма.

Лаконизм, как нельзя лучше способствующий динамике, чеканная выразительность, даже некоторая угловатость роднят работу Давыдова «Вставай, поднимайся...» с плакатом первых лет революции. Но дистанция во времени в данном случае дает возможность художнику для дерзновенного поиска, его художественные обобщения благодаря этому становятся масштабнее, они захватывают; порукой тому чуткое чувство историзма, присущее Давыдову, для него то или иное событие далеких лет не эпизод, а судьба. Именно это и создает подлинность изображенного, непреходящее волнение, когда художник сопереживает с прошлым. Потому прошлое у Давыдова – и героическая легенда, овеянная революционной романтикой, и реальность, соединившаяся с мечтой, и та действительность, которая не чуждается фантазии. Воскрешая дух времени, Давыдов создает поэму в цвете – о людях необыкновенных, творцах истории. Отметая мелкое, незначительное, Давыдов стремится к аллегории, но сколько же жизни, оптимизма, целеустремленности в образе рабочего-революционера, который становится главным героем композиций художника на эту тему!

Познав мир великих характеров и больших событий, Давыдов сумел найти себя в современной теме, оставаясь неповторимым и трогательным в своем стремлении глубже постигнуть духовный мир человека. Уклад деревенской жизни подсказывает художнику ту своеобразную условность художественных средств, с помощью которых при наивном, казалось бы, восприятии жизни создается ощущение большой правдивости и нравственной глубины.

Запоминаются «Трактористы» – приземистые, чумазые, с какими-то по-детски чистыми глазами, они таковы, что у них «душа светится». Как бы отступая от принципов «сурового письма», Давыдов в таких работах не отступает от главного: от своего эстетического идеала, от верности и любви к людям и природе России.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены

в этом номере

Мой футбол

С Заслуженным тренером СССР Константином Ивановичем Бесковым беседует специальный корреспондент «Смены» Леонид Плешаков