Каменная ваза

Гр Гинзбург| опубликовано в номере №893, Август 1964
  • В закладки
  • Вставить в блог

(Из записок следователя)

В то утро первой пришла на работу библиотекарь. Ей не терпелось распаковать ящики с книгами, привезенные вечером из Ялты. Проходя мимо главного входа, она заметила, что постамент, на котором еще вчера стояла высокая каменная ваза, пуст. «Кто это мог снять вазу?» – подумала девушка.

Дождавшись директора, она спросила его об этом.

– Понятия не имею, – сказал директор. – А колоннада на месте, Валя? – спросил он шутливо. Но все же спустился по мраморной лестнице к резным дубовым дверям. Санаторий помещался в бывшем царском дворце.

Вазы не было. Она описана во всех крымских путеводителях, ее фотографию можно найти в любом газетном киоске.

Когда я приехал во дворец, следствие по делу о хищении старинной вазы было в разгаре. Ялтинский следователь Александр Иванович Пахомов, худощавый подвижной блондин в очках, рассказал мне, как обстоят дела. Овчарка, пущенная по следу, обошла вокруг дворца и, повизгивая, побежала вниз по лечебной тропе – к морю. У лодочного причала она остановилась, понюхала землю и, резко натянув повод, потащила собаковода к воде. Влюбленная парочка, коротавшая ночь на берегу, слышала шум мотора и голоса людей на причале. Кто-то спрыгнул на берег, а катер, развернувшись, ушел в сторону Ялты. Дежурная сестра рассказала, что под утро в окно санатория влез человек. Он оказался отдыхающим и сказал, что ездил на рыбалку. Но удочек с ним не было, и лодку ему никто не давал.

– Вы говорили с этим человеком? – спросил я Александра Ивановича.

– Нет. Он утром уехал.

– Далеко?

– В Днепропетровск. Я изъял из бухгалтерии списки на билеты.

– А как он поехал?

– Пароходом с пересадкой в Херсоне. Это в три раза дольше, чем поездом.

– Может быть, он хотел прокатиться?

– Вряд ли. Он говорил в столовой, что и так опаздывает.

– Значит, вы думаете, что он увез вазу с собой? Отвез ее ночью на катере в порт, вернулся, а утром уехал со всеми на автобусе?

– Да. Но без вас я не хотел его трогать.

Я понял, что Пахомову хочется поехать в Днепропетровск. Ну что ж, это – его право: он напал на след.

В тот же вечер Александр Иванович уехал в Симферополь, чтобы оттуда, вылететь в Днепропетровск, а я лег спать пораньше: на другой день мне предстояло много дел.

Утром я встал до рассвета и пошел в парк. Ровно в шесть, когда из-за гор появилось белое солнце, я услышал тарахтение мотора. По кипарисовой аллее мне навстречу двигалась зеленая, как кузнечик, тротуароуборочная машина – «тумик». Она прошла метров десять и остановилась. На «тумик» вазу не положишь: некуда. Но «тумик» тащит тележку. В нее складывают мусор – длинные иглы крымских сосен, листья, падалицу фруктовых деревьев.

Под таким «одеялом» вазу ничего не стоит увезти.

Поздоровавшись с водителем «тумика», я сказал, что утро прекрасное. Потом похвалил его машину, и мы разговорились.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены

в этом номере

Одна дорога, одна судьба

Строка, оборванная пуля