Как Ленин стал Лениным

С И Гусев| опубликовано в номере №2, Февраль 1924
  • В закладки
  • Вставить в блог

Из всей прекрасной и великой жизни Ленина я хочу сейчас отметить только один период, - 1903 - 1905 г.г., который для нашей партии и для самого Ильича был решающим.

Этот период 1903 - 1905 г.г. был периодом образования большевизма (или ленинизма, что одно и то же), выработки основ большевистской политики и отделения от старых рабочих партий, которые все более перерождались и теряли свой революционный дух. Вот почему этот период так важен.

Дело могло сложиться совсем иначе. Дело могло сложиться гораздо хуже и для русского и для международного пролетариата. И заслуги Ленина именно в том, что он своим революционным чутьем сумел нащупать новый, большевистский путь и свернуть на этот путь со старых проторенных путей рабочего движения.

После 2-го Съезда нашей партии, которая тогда называлась Российской Социал-демократической Рабочей Партией, она разбилась на две спорящие и враждующие части: большинство партии (отсюда название - «большевики»), во главе с Плехановым и Лениным, и меньшинство (отсюда название - «меньшевики»), во главе с Аксельродом, Мартовым, Засулич и Потресовым. Ленин тогда относился к Плеханову с огромным уважением. Да и было за что: Плеханов заложил основы Р. С.-Д. Р. П. и дал в своих книгах блестящее, талантливое и ясное изложение учения Маркса и Энгельса. На этих книгах учились марксизму многие поколения русской рабочей молодежи.

В чем заключалось различие между Плехановым и Лениным с одной стороны, и Аксельродом, Мартовым, Засулич и Потресовым - с другой? Меньшевистская четверка была за свободный доступ в нашу партию интеллигенции (профессоров, студентов, гимназистов, врачей, инженеров, юристов и проч.), за соглашения нашей партии с буржуазными либеральными (свободными) партиями для совместной борьбы против царского самодержавия и, наконец, за то, чтобы их, эту четверку, включили в редакционную Коллегию Центрального Партийного Органа («Искра»). Плеханов и Ленин вместе с большинством Партийного Съезда были против всех этих требований. Второй Съезд «ущемил» часть «старой гвардии» (Аксельрода и Засулич), отказав им в редакционных креслах, а вместе с ними обиделись и молодые - Мартов и Потресов. С этого началось. Тогда Плеханов шел вместе с нами и своей могучей фигурой несколько заслонял скромную фигуру Ленина. Вскоре, однако, положение резко изменилось. Плеханов, связанный с Аксельродом и Засулич узами многолетней работы в «Группе освобождения труда» (которая была основательницей социал-демократического движения среди русских рабочих), перешел к меньшевикам. Интересы своего собственного кружка, своей группки оказались для него выше интересов Партии.

Ленин остался один в редакции «Искры», - единственный из трех редакторов, избранных Съездом. (Избраны были Плеханов, Ленин и Мартов, но Мартов уже на самом Съезде отказался). Ленин имел право удерживать Центральный Орган в своих руках. Более того, Партия его выбрала и он обязан был сохранить свое место до нового Партийного Съезда. Но на деле это означало бы одному пойти против всех остальных, пользующихся влиянием и признанных Партией вождей. Сама Партия, которая только что образовалась из кружков и группок, раньше ничем не связанных между собой и живших до этого отдельной замкнутой жизнью, была еще слишком слаба для того, чтобы все группки и фракции признали решение Второго Съезда непреложным. Наоборот, виднейшие руководители Партии, все, за исключением Ленина, пускали в ход все средства для того, чтобы подорвать доверие к Съезду и сорвать вынесенные им решения. Надо признать, делали они это весьма успешно. В то же время они со всех крыш кричали о нетерпимости Ленина, о его диктаторских замашках, о его бюрократическом централизме и т. д. Ни в Партии, ни, очевидно, в самом себе, Ленин не нашел тогда достаточных сил для того, чтобы удерживать «Искру» в своих руках. «Искра» была сдана меньшевистской пятерке.

Но вскоре после сдачи «Искры» Ленин получил от этой пятерки наилучший аттестат, наилучшее доказательство своей силы, которой он, несомненно, недооценивал. Приняв от Ленина «Искру», меньшевистская пятерка в лице Мартова провозгласила лозунг «восстания против ленинизма».

Это замечательное слово - «ленинизм», которое теперь, в эти дни, полно для нас особого, глубокого содержания («Ленин умер - да здравствует ленинизм»), этот великий лозунг, который собирает вокруг себя, сплачивает и объединяет миллионы трудящегося люда, был изобретен и пущен в ход меньшевиком Мартовым.

Ленин был очень доволен этим меньшевистским лозунгом, - «восстание против ленинизма». «Мне всего тридцать три года, - говорил он, - и, если старейшие, авторитетнейшие, ученейшие, влиятельнейшие, заслуженнейшие руководители Партии объявляют против меня «восстание», - значит, я - сила». Этот меньшевистский аттестат очень подбодрил Ленина, но, видимо, он еще не считал себя достаточно сильным («всего тридцать три года») для того, чтобы открыто порвать с руководящей группой и пойти своим самостоятельным путем. Быстрое развитие революционного движения в России, ускоренное русско-японской войной, не дали, однако, Ленину много времени для того, чтобы «подрасти». Через несколько месяцев ему пришлось выступить против редакционной пятерки с брошюрой «Земская кампания и план «Искры», которая была началом открытого разрыва со старыми вождями и первым шагом по новому пути. Изданный редакцией «Искры» листок о земской кампании содержал в себе зародыш основных взглядов меньшевиков на ход начинавшейся революции и на деле был первой меньшевистской платформой. В листке ставился вопрос о роли русского пролетариата в революции и об отношении его к другим классам, особенно к либеральным помещикам, работавшим в земских самоуправлениях и к либеральной буржуазии. Все свободолюбие этих либералов заключалось в том, чтобы царское самодержавие, опиравшееся на реакционных помещиков и чиновников, дало им, либералам, кусочек власти, дало им некоторые свободы (свободу печати, собраний и проч.), не давая в то же время ничего или почти ничего рабочим и крестьянам. На словах господа либералы обещали, понятно, больше, а на деле, как это подтвердилось в 1906 году, они хотели свободы и власти только для себя, считая, что они сумеют справиться с «бунтующими» рабочими и крестьянами лучше и дешевле, чем царские чиновники. Из-за этого шел спор между либералами и царскими министрами.

План меньшевистской «Искры» заключался в том, чтобы рабочие предъявили свои, гораздо более широкие требования, не прямо и непосредственно царскому правительству, поддерживая свои требования всеобщими забастовками и вооруженными восстаниями, а через либералов. Такой план означал передачу руководящей роли в революции либеральными помещиками капиталистам. Пролетариат должен был отказаться от того, чтобы самому стать во главе нарастающей революции, захватывавшей уже и крестьянство и довести революционные завоевания гораздо дальше, чем этого хотели либералы, - вплоть до демократической республики, обеспечивающей полную свободу для рабочих и крестьян.

Против этого плана решительно восстал Ленин в своей брошюре «Земская кампания и план «Искры». Если меньшевистский листок о земской кампании был первой меньшевистской платформой, то эта брошюра Ленина была первой платформой большевизма (ленинизма). В ней вы не найдете полного законченного изложения основ большевизма, но в ней уже есть зачатки большевистского взгляда на русскую революцию: пролетариат в союзе с революционным крестьянством совершает революцию против царизма и либералов. А меньшевистский взгляд гласил: либералы вместе с пролетариатом и крестьянством совершают революцию против царизма.

Эти зачатки большевизма и меньшевизма были подробно развиты в мае 1905 г. и закреплены в резолюциях большевистского Съезда (в Лондоне) и меньшевистской Конференции (в Женеве). Подробный разбор этих резолюций товарищи найдут в одной из замечательнейших работ Ленина: «Две тактики».

К этому времени большевизм (ленинизм), как совершенно новое течение в международном рабочем движении, стал на ноги и под руководством Ленина начал завоевывать трудящиеся массы под свои знамена. И к этому-то времени Ленин стал Лениным в полном смысле этого слова, стал проповедником ленинизма, этого замечательного продолжения марксизма в изменившейся новой (империалистской) мировой обстановке.

Вдумайтесь только хорошенько! Ленин появился на политической арене, как вождь, как руководитель в конце 1900 года. До этого о нем знали, о нем слышали, но только в основанной им «Искре», в его статьях в «Заре», в его, сыгравшей огромную роль для нашей партии, брошюре «Что делать» - увидали, что Ленин - крупнейшая сила, достойная того, чтобы стать рядом с Плехановым. Ленин явился тогда, когда международное рабочее движение имело за собой несколько десятков лет прочного развития, когда лучшая рабочая партия в мире - германская С.-Д. Партия пользовалась повсюду (а особенно у нас) огромным уважением, была образцом для других рабочих партий, когда во всех рабочих партиях считалось нормальным, естественным, законным деление на три (и более) части: правое - оппортунистическое, соглашательское, примиренческое (меньшевистское, как сказали бы позже) крыло, которое проповедовало вместо классовой борьбы классовый мир, левое крыло, выражавшее наиболее близко, но не вполне, революционную сторону марксизма, и центр который стоял между обоими крыльями, смягчая разногласия между ними, главным образом, путем уступок правому крылу за счет левого. И для русской партии такое деление казалось допустимым, естественным, нормальным законным. У нас были свои оппортунисты, предшественники меньшевизма, называвшиеся «экономистами» и «рабочедельцами». Второй Съезд Партии распустил «рабочедельческую» группу, но не только не исключил ее из партии, но даже и не поставил этого вопроса. Никому тогда это и в голову не приходило. Естественным путем дальнейшего развития Партии (до 1905 года) казалось образование трех фракций: левой, с Лениным во главе, правой, с «рабочедельцами» во главе, и центра, возглавляемого редакционной пятеркой. Идти таким путем - это значило «принять за основу» меньшевистскую организацию Партии (слабо сильная коалиция, блок, союз фракций, группировок, течений) с небольшими большевистскими «поправками», это значило «принять за основу» меньшевистскую тактику (пролетариат под руководством буржуазии совершает буржуазную революцию), также с небольшими большевистскими поправками «на крестьянство». Идти этим путем значило совершить «нормальную буржуазную» революцию (по образцу революций 1843 года или германской революции 1918 года), дающую победу буржуазии и поражение пролетариату, оставляющую крестьянство в стороне от великих исторических революционных путей.

Это был - самый законный, самый естественный, самый нормальный, самый передовой, самый европейский путь для начала девятисотых годов прошлого столетия. И до 1903 г. Ленин по этому пути шел. Аграрная программа, принятая II Съездом нашей Партии, рассчитана была на наименьший размах крестьянской революции и еще не имела в виду главной идеи ленинизма, революционного союза рабочих и крестьян.

Именно в тот момент, когда Ленин повернул на новый, на свой собственный путь, когда он нашел новое слово (революционный союз рабочих и крестьян), он стал настоящим и полным Лениным. Представим себе на минуту, что Ленин не сделал бы этого шага, что Партия пошла бы по меньшевистскому пути с большевистскими поправками. Что было бы в этом случае? Что было бы с огромной крестьянской революционной стихией? Ответ на этот вопрос дала нам частично история русской революции за 1917-21 г.г. на Украине. Крестьянская революционная стихия попала в руки Махновского анархизма, по своей природе неспособного одержать победу и неизбежно ведущего к поражению. Только тогда, когда пролетарская власть в лице украинских коммунистов, Красной армии и Советов овладела крестьянской стихией, явилась возможность направить ее к победе, через упорную борьбу против контрреволюционных сторон анархической крестьянской стихии.

Именно эту основную задачу - вобрать колоссальную революционную энергию крестьянства, обезвредив ее анархическую, контрреволюционную сторону, оформить ее, придать ей через Коммунистическую партию, через Профсоюзы, через Советы прочную организацию, направить под руководством пролетариата эту колоссальную силу на разрушение остатков крепостного строя и на свержение власти помещиков и буржуазии, - гениально поставил и гениально выполнил Ленин, И именно поэтому он стал Лениным.

Теперь этот гениальный замысел Ленина расширяется на весь земной шар, на все крестьянские страны и, особенно, на Китай и Индию. В этих последних странах нарастает грандиозное, небывалое революционное движение сотен миллионов крестьянства. И как ни слабы в этих странах пролетарские и коммунистические кадры, теперь, после русского опыта (150.000.000 крестьян), есть полное основание рассчитывать, что и там задача возглавления крестьянской революции и направления ее на разрушение всего мира насилия будут выполнены.

Наследие, оставленное нам Лениным, его революционные заветы, еще многие десятилетия будут указывать нам правильные пути. Ленин умер - ленинизм живет.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 6-м номере читайте о знаменитом Владимире Гиляровском, о «соловецком эпизоде» в ходе Крымской войны,  об истории создания серии картин Уильяма Хогарта «Выборы в парламент», о судьбе  французского короля королю Людовика XI, нареченного Святым, о малоизвестных фактах из  биографии композитора Алябьева, о жизни и творчестве актера Олега Борисова, новый детектив Андрея Быстрова «Легкокрылый ангел»  и многое  другое...



Виджет Архива Смены