Иван Сусанин

С Нариньяни| опубликовано в номере №316, Апрель 1939
  • В закладки
  • Вставить в блог

В тридцатых годах прошлого столетия поэт Жуковский рассказал композитору Глинке историю костромского крестьянина Ивана Сусанина, который пожертвовал своей жизнью, чтобы спасти Москву от банд польских интервентов, двинувшихся в начале XVII века на Россию.

Глинка зажегся этой темой и решил положить ее в основу своей оперы.

Незадолго до Глинки капельмейстер императорских театров итальянец Катерино Кавос тоже написал оперу «Иван Сусанин». Но эта опера провалилась. Провалилась потому, что все произведение Кавоса, от начала до конца, было фальшивым. Герои из народа выглядели у Кавоса пейзанами. Музыку к этой «русской» опере придворный капельмейстер написал, рабски копируя итальянские образцы, ибо итальянщина была тогда в большой моде у аристократических ценителей искусства.

Глинка любил Россию, русский народ, замечательные русские песни.

Глинка умел прислушиваться к самым сокровенным чувствам и мыслям своего народа. Это позволило ему, как писал Одоевский, «возвысить народные напевы до трагедии».

Широкая песенная струя проходит через всю музыку «Ивана Сусанина». Она волнует и покоряет вас с первых фраз увертюры. Она заставляет зрительный зал жить и действовать вместе с Сусаниным, Собининым, Антонидой, Ваней.

Николай Васильевич Гоголь, прослушав «Ивана Сусанина», писал:

«Какую оперу можно составить из наших национальных мотивов! Покажите мне народ, у которого бы больше было песен. Наша Украина звенит песнями. По Волге, от верховья до моря, на всей веренице влекущихся барок заливаются бурлацкие песни. Под песни рубятся из сосновых бревен избы по всей Руси. Под песни мечутся из рук в руки кирпичи, и, как грибы, вырастают города. Под песни баб пеленается, женится и хоронится русский человек. Все дорожное, дворянство и недворянство, летит под песни ямщиков. У Черного моря безбородый, смуглый, со смолистыми усами козах, заряжая пищаль свою, поет старинную песню; а там, на другом конце, верхом на плывущей льдине, русский промышленник бьет острогой кита, затягивая песню. У нас ли не из чего составить своей оперы? Опера Глинки есть только прекрасное начало».

Да, «Иван Сусанин» был только началом. В своей второй замечательной опере - «Руслан и Людмила» - Глинка шел к жизненной правде теми же путями.

Свои первые темы к опере «Руслан и Людмила» Глинка написал, будучи на Украине. Глинка ездил по селам Черниговщины и Полтавщины. Он слушал украинскую песню из уст самого народа. Он заслушивался пением казаков...

Немало поэтических впечатлений вывез Глинка из поездки на Кавказ. Здесь огромное впечатление произвели на него горские пляски и напевы. Многие из кавказских впечатлений также воплотились затем в музыке «Руслана и Людмилы».

Народное творчество всегда было источником вдохновения великого русского композитора.

Глубокая народность, идейность и реализм творчества Глинки роднят его с Пушкиным.

«Иван Сусанин» вывел русскую музыку на мировую арену. Но эта первая и лучшая русская опера с самого начала претерпела немало злоключений. Автор либретто «Сусанина» немецкий барон Розен всячески пытался придать этой патриотической опере верноподданнический характер. Между композитором и либреттистом было по этому поводу немало споров, но барон был упрям.

- Вы не понимает, - говорил он, - это самолучший поэзия.

Немецкий виршеплет исказил текст оперы. К счастью, ему не удалось оказать пагубное влияние на музыку. Работа Глинки над оперой шла так легко и быстро, что барону приходилось сочинять стихи на готовую музыку.

Когда опера была уже готова, Глинка долго не мог устроить ее на сцену. Директор императорских театров Гедеонов с большой неохотой согласился принять «Ивана Сусанина» к постановке, и то только после того, как композитор дал обязательство - не требовать оплаты за свой гениальный труд.

Уже перед самой премьерой в Большом театре Николай I, прослушав оперу, дал ей другое название - «Жизнь за царя».

Нужно сказать, что это «высочайшее» переименование и стихи барона Розена привели к тому, что опера Глинки в скором времени была превращена в казенный, обескровленный спектакль императорских театров, который ставился на сцене только в дни тезоименитства царствующего дома.

Побывав на одном из таких спектаклей, Глинка серьезно заболел от огорчения.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 7-м номере читайте о трагической судьбе царевича Алексея, о жизни и творчестве  писателя, чьи произведения нам всем знакомы с детства – Евгения Шварца, о Рузском музее – старейшем  в Подмосковье, покровителях супружеской жизни святых Петре и Февронии, о единственной и несравненной королеве Марго, окончание детектива Наталии Солдатовой «Химера» и много другое.



Виджет Архива Смены