История одной страсти

опубликовано в номере №1709, Март 2007
  • В закладки
  • Вставить в блог

 – Если вы будете и дальше так стоять, я уйду, – попыталась она его расшевелить.

– Нет, вы не уйдете, – прошептал Гойя. – Вы меня просто уничтожите..

  Каэтана ничего не ответила. Она в упор посмотрела на Франсиско, затем начала медленно приближаться к нему. Большие глаза ее блестели капризное лицо тронула легкая улыбка, а ловкие изящные пальцы расшнуровывали лиф махи. Гойя продолжал стоять у стены, и казалось, никак не реагировал, но внутри у него все дрожало. Наконец он не выдержал, сделал шаг навстречу, сжал ее в объятиях, и губы их слились в долгом страстном поцелуе...

Шло время. Гойя был всецело поглощен своей страстью к Каэтане. Он и боялся, и надеялся, что так внезапно возникшая любовь так же внезапно и исчезнет. Сколько уже раз он старался влюбиться вновь, очаровывался прелестями какой-нибудь очередной дамы на очередном балу, начинал не просто флиртовать, а завязывал, как ему казалось, любовные отношения но... Но проходили две-три недели, и он уже не понимал, чем эта дама, еще вчера казавшаяся прелестной и любимой, могла очаровать его. И лишь Каэтана постоянно жила в его мыслях, лишь ее образ стоял у него перед глазами.

Уж скучно с ней не было никогда, при каждой встрече, при каждом свидании он открывал в ней что-то новое, еще неизведанное и непостижимое. Что бы он ни делал: думал ли, рисовал ли, общался ли с окружающими, в тайниках его сознания жила только она – герцогиня Альба. Франсиско уже хорошо изучил ее ловил любую перемену, видел каждую маску, которую она надевала на себя в зависимости от настроения.

Но настоящую Каэтану, спрятанную глубоко, он так и не мог понять. Ему очень хотелось проникнуть в эту глубину, и он надеялся, что сумеет сделать это, рисуя ее портреты. Вдруг его кисть откроет то, что не подвластно ни людям, ни ему, любящему Гойе. Он писал герцогиню очень много: гордую и хрупкую, надменную и капризную, жеманную и любящую всегда разную и всегда прекрасную! Но Гойя оставался недовольным: портреты были написаны мастерски, очень точно и подробно передавали все детали, но душа герцогини оставалась неуловимой...

Все равно Франсиско был счастлив. Каэтана бравировала их отношениями, смело появлялась с ним в обществе – ведь она была Альба, и никакие сплетни не могли коснуться ее, – и ему льстило, что тучный, обрюзгший немолодой человек, каким Франсиско видел себя со стороны постоянно сопровождает первую красавицу Мадрида. Изменилось и его настроение. Он постоянно был весел, внимателен в кругу семьи, стал более терпимым и к себе, и к окружающим. Ему хотелось по крупицам раздавать всем свое счастье. Он чувствовал, что к нему пришла вторая молодость – и обновленный мир вновь окрасился всеми цветами радуги. Все было чудесно, наполнено определенным смыслом и восторгом но глубоко-глубоко, в тайнике души, жил страх – так не может быть, за столь огромное счастье когда-нибудь придется заплатить столь же огромной ценой! Но это все равно не остановит Франсиско он будет дорожить каждой минутой, проведенной с герцогиней, как утомленный путник дорожит каждой каплей прозрачной воды. Он был готов к любой расплате – лишь бы блаженство продлилось еще немного...

Они часто ссорились, и при каждой ссоре казалось, что все – это конец: два столь сильных, ярких, неординарных характера, воспринимавших окружавший их мир по-разному, не могли находиться в состоянии покоя и умиротворения. К тому же Гойя был дико ревнив и остро воспринимал любой взгляд, любое слово, даже поворот головы, когда Каэтана общалась с другими. Особенно ревновал Франсиско Каэтану к ее домашнему лекарю, доктору Пералю. А Каэтана поняв это, старалась лишний раз подчеркнуть свою доброжелательность к друзьям-мужчинам, а с доктором кокетничала совсем уж откровенно. Гойя злился, скандалил, ссорился но потом все равно возвращался к ней. Им было трудно друг с другом но на расстоянии оказывалось еще тяжелее. Какие нити связывали эту страсть в тугой узел? Какой ангел, а может, демон играл с этой парой, наблюдая за их страстными ссорами и столь же страстными примирениями? Казалось, что это будет длиться вечно.

Но однажды они поссорились всерьез, и герцогиня Альба надолго прервала все отношения с Гойей. Это произошло тогда, когда в Мадриде вспыхнула горловая болезнь поражавшая, в основном, детей. Они страдали от удушья и умирали. В семье Гойи сначала заболел сын а затем и младшая дочь Элена. Гойя не отходил от ее постели, с ужасом наблюдая, как та задыхается. Ей становилось все хуже. Он дежурил около нее по ночам и, держа девочку за руку, думал о том, что вот она – кара небесная, вот расплата за счастье за бурные страстные ночи, проведенные с Каэтаной. Глядя на боровшуюся со смертью маленькую девочку, Франсиско мысленно клялся, что положит конец своей безумной страсти и больше никогда не увидит герцогиню. Через три дня у сына началось улучшение, а Элена не смогла перебороть болезнь и умерла. Горю Франсиско не было предела но постепенно оно превратилось в гнев и ярость, в потребность мести обращенной к Каэтане. Только она виновата в его бедах, только безудержная страсть к ней помешала его тихому семейному счастью, которое воцарилось, в конце концов, в отношениях с Хосефой.

После похорон дочери он вернулся к себе в мастерскую, продолжая оплакивать ее и терзаясь горестными мыслями о чудовищной несправедливости судьбы. Неожиданно в мастерскую вошла герцогиня Альба. На этот раз на лице ее не было никакой маски, это было просто лицо любящей женщины. Но, глядя на него, Гойя испытывал лишь ужас перед судьбой, которая выбрала эту женщину орудием мучений для него. Все внутри дрожало от ненависти, и Каэтана невольно отшатнулась.

 – Зачем ты пришла? – выкрикнул Франсиско.

– Чтобы посмеяться надо мной? Каэтана мягко произнесла:

– Возьми себя в руки. Горе совсем тебя ослепило.

– Нет, ты все знала. Именно такой ценой ты покупала мою любовь ценой жизни моих детей, моей живописи и моего положения. Но я тебе не поддамся. Ты больше ничего не сможешь у меня украсть! Лицо герцогини исказилось в злобной гримасе. Она двинулась на него, поднимая руку для пощечины. Гойя вскочил, готовый отразить удар, но вдруг остановился, как вкопанный. Он видел ее глаза, сверкавшие от ярости, видел, как шевелятся ее губы, но... ничего не слышал. Он опять оглох...

Герцогиня Альба по-прежнему царила в Мадриде: посещала балы корриду, ездила в театр, принимала бессчетные приглашения. Она также примирилась со своим мужем доном Хосе.  Но светское общество бурно злословило: если раньше герцогиня неподобающим образом выставляла свою связь с придворным живописцем напоказ, то теперь так же дерзко и напоказ оборвала эту связь. При этом оно жалело герцога Альбу и одновременно посмеивалось над ним. Герцог все понимал, и ситуация настолько выбивала его из равновесия, что он начал жаловаться на упадок сил и окончательно заболел. Он уже не мог передвигаться, только сидел в кресле, укутавшись в меховой палантин, и даже ни с кем не общался.

Так продолжалось несколько месяцев, пока смерть не настигла его, и герцогиня Альба стала вдовой.  На церемонии похорон присутствовали знатнейшие гости: гранды первого ранга, представители короля и королевы, даже архиепископ Толедский со своим капитулом. Пришел и Гойя. Он подошел к герцогине и изысканно поклонился ей. Вглядываясь в ее маленькое кукольное лицо, почти полностью закрытое густой черной вуалью, он думал: «Вот та, которая извела не только мою девочку, но и собственного мужа. Я больше не хочу возвращаться к ней». Так он думал и в то же время понимал, что до конца своих дней будет связан с этой женщиной.

Они снова начали встречаться и виделись очень часто. При встречах ни о своей крупной ссоре, ни о смерти Элены и герцога Альбы они не говорили – это была запретная тема делавшая их отношения еще более безрассудными и опасными. А королева Мария-Луиза внимательно следила за их связью, жадно впитывая все сплетни и слухи, доходившие до королевского дворца, и безумно завидуя герцогине. Наконец она не выдержала и пригласила Каэтану к себе.

– Я предлагаю вам на время траура покинуть Мадрид, – закончила королева светскую беседу.

«Покинуть Мадрид. Но ведь это на целых три года! – пронеслось в голове у Каэтаны.

– Три года вдали от Франчо!» Гойя был потрясен. Каэтану изгоняют из Мадрида! Это полностью перевернет их жизни. Но, наверное она считает, что он обязательно последует за ней в Андалузию. Так и произошло. Мария-Луиза просчиталась: вместо наказания она сделала им поистине королевский подарок – вдали от столицы, от злословящей толпы эта пара могла полностью наслаждаться обществом друг друга и не прятать свои чувства от посторонних взглядов.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 5-м номере читайте о многих интересных фактах такого знакомого и любимого, но не до конца понятного праздника 1 Мая, о жизни и творчестве русского писателя Дмитрия Васильевича Григоровича, об удивительной истории памятника Александру III, о судьбе последней  императрицы Франции, супруге Наполеона III Евгении Бонапарт, о тайнах жизни Агаты Кристи, о популярнейшем актере, барде и авторе   Марша Бессмертного полка Михаиле Ножкине, окончание остросюжетного романа Виктора Добросоцкого «Белый лебедь»  многое другое



Виджет Архива Смены

в этой рубрике

У Горького

28 марта 1868 родился Максим Горький

Место встречи изменить нельзя

10 февраля 1938 года родился Георгий Александрович Вайнер

Мистификация Серебряного века

28 мая 1877 года родился Максимилиан Волошин