Искатели затонувших якорей

Юрий Абдашев| опубликовано в номере №892, Июль 1964
  • В закладки
  • Вставить в блог

Маленькая повесть

Морское кладбище

Первым из лодки выпрыгнул Славка. Он уже отплыл на порядочное расстояние, когда позади послышался глухой всплеск. Не прошло и пяти минут, как до него донесся голос Бориса:

– Кажется, что-то есть. Давай сюда!

Приблизившись к товарищу, Славка увидел внизу дикое нагромождение скал, с которых свисали причудливые растения, вызывая в памяти знакомый по цветным иллюстрациям ландшафт древнего Силурийского моря. Под зелеными плюшевыми скалами таился первобытный сумрак. У самого дна на покрытых слизью валунах густо росла у льва – бесцветная, воронкообразная водоросль, похожая сейчас на колонию раковин, раскрывшихся навстречу течению, чтобы прополоскать жабры, а сжатые пластинки ламинарии чуть покачивались на тонких ножках, словно зеленые щупальца брюхоногого моллюска.

Несмотря на исключительную прозрачность воды и яркие лучи солнца, которые, подобно пулевым трассам, прошивали синеватую толщу, пейзаж выглядел на редкость мрачным. Он как нельзя более соответствовал понятию «кладбище». Кладбище якорей! Базальтовые кубы и параллелепипеды напоминали полуразрушенные гробницы. В этом хаосе камня и колышущихся трав нелегко было разглядеть обрывок прелого пенькового каната, и все же, вглядываясь в направлении протянутой руки Бориса, Славка увидел его. Он увидел не только канат, но и сам якорь, большой замшелый якорь. Чтобы высвободить его, нужно было оттащить в сторону тренд – нижнюю часть якорного веретена.

Послышался скрип уключин – это на веслах подходил Семен. Он перегнулся через борт и стравливал канат в воду.

– Борис будет подводить петлю, – начал объяснять он, – а Славка нырнет и накинет ее на лопасть.

Плотная вода сковывала движения. Уходя в глубину, Славка чувствовал, нак она ледяным корсетом сжимает грудную клетку. Живот подтянуло к самому позвоночнику, и резиновая оправа маски больно врезалась в лоб.

Плыть дальше не имело смысла. Са-

мое верное сейчас было не испытывать судьбу, а попросту всплыть, отдышаться и потом сделать новую попытку.

Так Славка и поступил. Но, всплывая, он перестал следить за якорем и теперь потерял его из виду. Все камни здесь походили друг на друга, словно природа в дни термических катаклизмов отливала их в общей изложнице. Он как-то совсем забыл про течение, которое незаметно сносило его на запад.

Поиски пришлось начинать снова. Правда, вдвоем это дело оказалось не таким трудным – через какие-нибудь три минуты Славка вновь стал погружаться на дно. На глубине трех метров Славка продул уши. В барабанных перепонках сухо щелкнуло, будто кто-то наступил на грецкий орех. Он почувствовал облегчение и тем не менее подумал: «Семен просчитался, тут явно больше десяти метров». Славка еще никогда не нырял так глубоко.

Петля, поддерживаемая Борисом, висела теперь у самого якоря. Оттуда метнулась и ушла под камни пестрая зеленуха. До цели оставалось два метра, метр... Неужели он не дотянет? Только бы удержать воздух! Только бы не выпустить его раньше времени!

Накинув петлю, Славка попробовал оттянуть лопасть на себя. Она покачивалась, но до конца не подавалась. Тогда он уперся ногами в дно и, ухватив огромный якорь за рога, рванул изо всей силы. А силы были на пределе. Из-под камней поднялось облако мути, и в тот же миг он почувствовал, что якорь свободен.

Взвешенные частицы, невесомая суспензия морского ила, поднятая им со дна, мельтешили перед глазами, как изморось при ярком свете уличного фонаря. И все же Славка успел заметить неподалеку еще один маленький якорь. Видимо, тот зацепился за проволоку, оставленную рыбаками на шесте бывшего ставника.

Второй якорь оказалось поднять куда легче. Он был удивительно аккуратный и весил, надо думать, каких-нибудь килограммов пятнадцать. Да и застрял-то он на более мелком месте. Славка только перетащил его через проволоку, за которую замоталась цепь, и накинул петлю. Тонкая кованая цепь волочилась за якорем, обрывая водоросли, успевшие прорасти сквозь ее звенья. «Видимо, это и есть тот самый анкерный якорь», – подумал Славка. Такие якоря он видел на хороших моторных лодках и глиссерах.

Всплывая, Славка смотрел вверх. Голубой свод казался усеянным тугими клубками шрапнельных разрывов. Это над его головой проплывали маленькие желейные медузы аурелии.

Второму якорю Семен обрадовался, как ребенок:

– Братцы, да ведь это же мой собственный якорь! В позапрошлом году сеть здесь с одним ставили. Зыбь шла, вот его и закрутило, бедолагу. Ну точно же, мой!

Славка и Борис пробыли в воде уже больше часа, но выходить не собирались.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены