Имя, ставшее девизом

Паулина Станчева| опубликовано в номере №1165, Декабрь 1975
  • В закладки
  • Вставить в блог

«...Наша партия и наш народ заслуженно гордятся тобой. У испанцев есть своя Долорес, у нас есть ты – болгарская коммунистка-

героиня, плоть от плоти и кровь от крови народа...»

Георгий Димитров

Несколько лет назад мы ехали с Цолой Драгойчевой в Варну. Была весна, наполняющая радостью, и щедрость, красота родного края не могли не волновать. – Как можно не любить эту землю! Именно с этих слов и начался ее рассказ о самой себе. Нужно было давно и близко знать эту женщину, чтобы сквозь сдержанные нотки голоса в коротких, но точных фразах уловить всю теплоту и богатство ее души, не оскудевшую с годами эмоциональность.

Она рассказывала о себе как о третьем лице. Скупо, лаконично, но ярко и образно. Я слушала ее, зачарованная, загипнотизированная, унесенная в прошлое по тропе пережитого. Я слушала воспоминания об удивительной женской судьбе, воспоминания о революционерке со дней самой нежной ее молодости до дней сегодняшних. Воспоминания о скитаниях и нелегальных квартирах, о провокаторах и предателях, средневековой инквизиции и тюремных камерах, о смертных приговорах, которые шли за ней по пятам, но, к счастью, не настигли...

Опустившись на сиденье, она не созерцала через окно зеленые всполохи весеннего леса, а взглядом, обращенным в прошлое и внутрь себя, как бы комментировала бесконечную киноленту своей жизни...

Вдруг она вздрогнула – какое-то яркое и мучительное воспоминание пронзило ее...

– Есть вещи, очень живые... вещи незабываемые...

– Побои? Истязания?

– Нет, нет... Это забылось...

Она не может забыть, как ее арестовали в родном городе Бяла-Слатина, как увозили на разбитой телеге неизвестно куда и как ее мать стояла на пороге без плача, без проклятий, без криков, а только протягивала свои костлявые руки, которые спрашивали: «Куда ее увозите, почему?»

– Никогда, ни при каких обстоятельствах не могла забыть я образ матери, провожающей детей на смерть...

Молчание. Или, забывшись, она продолжала свой разговор без слов. Я не смела напоминать ей о своем присутствии, о своем желании слушать дальше...

...Не думаю, чтобы слепая случайность сыграла ведущую роль в формировании молодой Цолы. Постепенное возмужание юной болгарской девушки уходило корнями в многочисленное, сплоченное любовью семейство, с матерью – умной и понимающей, и отцом, «зараженный» социалистическими идеями. Но было нечто и более важное – она росла в годы войны, лишений и тревоги.

С искренним волнением и живым участием, умная, с обостренным чувством поэзии и искусства, Цола отзывалась на безрадостную судьбу своего народа. Ее беспрестанно мучила мысль об убитых и раненных на полях войны...

Но, с другой стороны, с войной связано и самое великое событие века и всех предшествующих веков – красный Октябрь 1917 года.

И уже нетрудно понять, как гимназистка Цола Нинчева попадает в среду прогрессивной молодежи Врацы и Бяла-Слатины. А вместе с ней ее братья и сестры. Она жадно впитывала смелые идеи, в ее душе, словно плод, зрел чистый и святой идеал всемирной социалистической революции, которая должна преобразить мир и сделать всех людей свободными и счастливыми...

Первое испытание – тот октябрьский день 1918 года, когда молодая учительница из Бреницы прячет и спасает солдат – участников потопленного в крови солдатского восстания...

Цоле Нинчевой 21 год, когда в один из августовских дней 1919 года она стояла, напряженная и взволнованная, с побелевшим от волнения лицом, перед членами Бяло-слатинской партийной организации. Она ничего и никого не замечает. Она воспринимает лишь один-единственный голос: «Вы поколение обреченных. Вступая в ряды партии, вы должны служить ей до последнего дыхания, а если понадобится, то отдать ей свою жизнь!» Девушка смущена. Она стискивает только что полученный партбилет и смотрит вокруг глазами, которые все еще ничего не видят...

Вереница увольнений молодой учительницы за «противогосударственную деятельность» укрепляет ее волю, закаляет характер.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены

в этом номере

Круг беспокойства

На вопросы «Смены» отвечает Председатель Пловдивского окружного комитета по делам молодежи и спорта Христо ПАНЕВ