Иероглиф «Перемирие»

Марина Левичева|23 Ноября 2010, 12:58| опубликовано в номере №1753.1, Октябрь 2010
  • В закладки
  • Вставить в блог

Житейские воззрения студентки Л.

Иллюстрация: Елена Шагиева

В китайском языке есть иероглиф, который изображается как квадратик с крышкой, а в нем – две палочки. Палочки – женщины, квадратик – дом. Этот иероглиф означает войну. В нашем квадратике палочек пять: Саша, Ленка, Аня, Вика и я, Марина.

Саша живет в квартире, мы – в общаге. На самом деле никакой квартиры у нее, конечно, нет, но если бы вы видели, как обустроена ее часть комнаты, поняли бы, о чем я. Первой в комнату въехала Саша. Поэтому она живет в квартире, а мы – в общаге. Ее часть, просторная и светлая, отгорожена от нас шкафом. Сначала мы все страшно завидовали: как же так? Почему у нее такая большая кровать? Откуда такой красивый резной столик и ковер? Да и сама Саша казалась ангелом во плоти. Она не говорила, а щебетала, она не ходила – плыла. Через пару дней это стало забавлять, через неделю надоело, через полторы достало. Ее любимые слова: безумно, абсолютно и совершенно, – мы выучили наизусть.

Саша подметает пол два раза в день, а по воскресеньям у нее генеральная уборка. Без Саши в комнате дышится легче.

Ленку в комнату, по сути, поселила я. Бегала на факультет, требовала, умоляла поселить со мной, говорила, что она моя сестра и дочь, что мы сиамские близнецы и что я выброшусь из окна. До нее на соседней со мной кровати спала другая девочка – молчаливая и со странной прической. Я не хотела спать рядом с ней, я хотела по утрам смотреть на Ленку. Ленка уравновешивает меня – потому и дружим. Как и все люди на свете, она не без странностей. Например, мечтает после получения диплома вернуться в свой город и работать там. Видит себя женой и матерью. Разве не удивительно?

Аня смеется так громко и делает это так неожиданно, что мне придется, наверное, купить валерьянку. Книги на ее полках всегда расставлены в алфавитном порядке, но на прикроватной тумбочке – хаос, присыпанный бисером. К ней периодически ходит существо мужского пола, не чаще раза в неделю заглядывают шумные подруги – словом, обычная соседка, каких миллионы. Аня мне нравится.

Теперь посмотрите, пожалуйста, налево. Там стоит кровать Вики, похожая на гаражную распродажу. В нашей комнате Вика только ночует, и то не всегда. Таких в общежитии называют мертвыми душами, но Вика – душа пограничная. Она рисует комиксы и бормочет по утрам французские скороговорки низким простуженным голосом. Однажды Вика ходила по комнате в розовой пижаме со слонами и говорила: «Я слон, я слон». Долго и довольно монотонно. Постепенно мы привыкли. Это даже нормально по сравнению с другими: через комнату живет девочка, которая бродит по коридорам с ножом и приговаривает: «Мясо! Мне нужно мясо!». Люди пугаются, хотя она имеет в виду газетные сенсации.

Еще есть я, Марина. Я хочу замуж за олигарха. Я всегда мечтала пожить в общаге и в связи с этим похудеть. Но это, оказывается, довольно трудно, потому что раз в две недели мне из родного города приходит посылка: сыр, колбаса, конфеты, сгущенка и в огромном количестве макароны. Мою кровать легко опознать – она выделяется на фоне остальных огромным плюшевым медведем. Не потому, что я такая романтичная, просто он мне заменяет неудобную общаговскую подушку. На моей части стола кофе, термос и бутербродницы всех цветов радуги, в которых я храню бижутерию.

Мы не подруги и не сестры. И никогда ими не станем. Но как бы то ни было, каждая из нас, приходя в комнату, хоть раз да произнесла: «Надо же, сегодня все дома». И остальные кивали. Пять палочек в квадратике – это не обязательно война. Если там есть отдельный душ, это может быть иероглиф «Перемирие».

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 6-м номере читайте о жизни и творчестве нашего великого поэта Николая Некрасова,  «феномене Страны Советов» - детских железных дорогах, о самом знаменитом композиторе своего времени Франце Йозефе Гайдне, о «подлинном гении гравюры» Евграфе Чемесове,  о популярнейшем актере Александре Калягине, новый детектив Андрея Быстрова «Зеркальная угроза»  и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Кнедлики под соусом

Мобильная кулинария Алексея Нгоо

Белые носочки

Наше исследование нового тренда

Записки о секте ПОРТОС

Город Солнца в Харьковской области