И все-таки следы остаются

П Волин| опубликовано в номере №866, Июнь 1963
  • В закладки
  • Вставить в блог

В комнатах этого учреждения удивительно разностильный «антураж». В шкафах, на столах, на стеллажах — химические колбы, мензурки, арифмометры, электронные приборы, фотоаппараты, микроскопы, макеты городских улиц... Впрочем, удивляться нечему: здесь работают люди самых различных профессий — физики и бухгалтеры, биологи и юристы, химики и специалисты по автоделу.

Люди в белых халатах склонились над рукописями, монографиями, приборами. Тишина. Слышно лишь монотонное постукивание метронома да шелест страниц.

А за этой «академической» тишиной — клубни человеческих страстей и судеб, трагедии и преступления, роковые ошибки и несчастные случаи. Люди в белых халатах — сотрудники Вильнюсского научно-исследовательского института криминалистики — терпеливо разматывают эти клубки. Самые запутанные, совсем, казалось бы, безнадежные. Разматывают с помощью науки и новейших достижений исследовательской техники.

Рентгеновские лучи делают открытие

Рано утром на территории колхоза был найден труп девушки. Прибывшие вместе с работниками милиции эксперты установили, что несколько часов назад ей были нанесены удары ножом в грудь и в шею.

Возле убитой обнаружили следы ботинок. Сняли с них слепни и увидели, что обувь преступника имела одну особенность: сетчатый рельеф подошвы. Кто же носит такую обувь?

В беседах с местными жителями выяснили, что органист костела скаредный Кекштас набивает на свои ботинки резину, чтоб дольше носились. У него произвели обыск и нашли ботинки, подбитые технической резиной. На ее поверхности был рисунок, подобный отпечатку следа возле убитой.

Казалось бы, все: Кекштас разоблачен. Однако он упорно отрицал свою причастность к преступлению. «Да, ботинки мои,— заявил он,— но вчера я не надевал их». Это подтвердили... и сами работники института криминалистики. Они установили, что сетка на подошве найденных ботинок чуть-чуть не совпадает с рельефом следа, оставленного на земле. Чуть-чуть — и прямая улика становится лишь косвенной, недостаточной для обвинения.

Снова обыск в доме Кекштаса. И ни одной пары обуви, подбитой резиной. Но эксперты «не выпускают из рук» сапоги, туфли, ботинки. Ведь отпечаток на земле — единственный след, оставленный преступником.

Криминалисты обратили внимание на пару ботинок на микропористой резине. В общем-то, ботинки как ботинки. Но почему подошвы подбиты гвоздями, ведь обычно микропорка приклеивается?

— Ваши? — спросили Кекштаса.

— Мои,— спокойно ответил органист.

Исследование гвоздей и отверстий под ними показало, что раньше обувь имела еще и вторую подошву. Как же выяснить, что это за подошва, какова ее поверхность? Не совпадает ли ее рисунок с искомым? Однако подошвы нет, она сорвана, а на поверхности имеющейся не осталось ни малейшего следа: ведь микропорка, как всякая резина, пластична...

Туда, куда не проникает взор человека, свободно проходит рентгеновский луч. Рентген «заглянул» внутрь резины и «увидел» в ней участки с более или менее уплотненной структурой. Причем эти участки чередовались в строгом порядке, образуя сетку. И вот этот-то невидимый глазу рисунок точно, линия в линию, совпал с отпечатком следа возле убитой.

Так преступник был изобличен прямыми и неопровержимыми доказательствами. Его постигла заслуженная кара.

А на вооружение советских криминалистов была принята разработанная вильнюсцами новая методика исследований с помощью рентгеновских лучей.

Тайны древних рукописей

Рентгеноструктурный анализ начал использоваться в расследованиях всего несколько лет назад. Но он уже считается старым, заслуженным методом. Потому что криминалисты применяют все новые и новые способы исследований.

Не так давно под Вильнюсом произошел такой случай. Машина, сбившая человека, умчалась. Тщательно осмотрев одежду на пострадавшем, обнаружили в ней «минус ткани»: не хватало нескольких ниточек. По путевым листам выяснили, какие машины и в какое время проезжали по дороге, и приступили к их осмотру.

И вот на переднем бампере одного из грузовиков обнаружили ниточки, которые по фактуре и длине совпадали с «минусом ткани». Но не оказалось ли это совпадение случайным? Мог же, например, носить костюм из того же материала другой человек, соприкасавшийся с этой машиной. Скажем, шофер, механик гаража, грузчик на складе, откуда выехал автомобиль.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены

в этом номере

Акуля

Из записок учителя