Гвардейская атака с неба

В Ф Маргелов| опубликовано в номере №992, Сентябрь 1968
  • В закладки
  • Вставить в блог

Вам не приходилось встречать бравых, подтянутых ребят в военной форме, в фуражках с голубым околышем? Среди прочих знаков воинской доблести на груди каждого из них вы наверняка заметите бело-голубой значок парашютиста.

Не летчик, не штурман... Спросите солдата о его воинской профессии, и он гордо ответит:

— Я десантник! Десантник — это бесстрашие.

...В самолете — полумрак. Под крылом — сотни, а то и тысячи метров. На скамейках в несколько рядов солдаты, сержанты, офицеры. Сидят плечом н плечу, одетые в одинаковые, защитного цвета комбинезоны. За спиной длинный ранец основного парашюта, впереди — запасный. Путь долгий: у некоторых в руках газеты, журналы, кое-кто дремлет. Внешне как будто все спокойно, словно не будет впереди сложного группового прыжка. Но это лишь внешне...

Короткий сигнал ревуна; в хвосте самолета вспыхнула желтая лампа: «Приготовиться!» Все поднялись. Выпускающие встали у дверей разделительных потоков.

Крышки люков медленно поползли вверх...

Секунда... еще и еще... Коротное, как выстрел;

— Пошел!

В середине строя десантников бежал к люку и ефрейтор Николай Козлов. И тут случилось неожиданное. Кто-то из его товарищей

впереди споткнулся и упал. За ним второй, третий... Поток вынес Козлова к открытым створкам. В лицо хлещет воздушная струя. Осталось сделать один шаг... Но опытный десантник мгновенно понял опасность ситуации. Прыгать нельзя! Вытяжная фала его парашюта преждевременно откроет ранцы товарищей: парашюты распустятся в самолете — тогда не миновать беды. Секунды нужны на размышление.

Козлов поднял руки — приказ остановиться тем, кто бежал сзади, помог подняться и прыгнуть товарищам. И только тогда ринулся вслед за ними. В корабле не осталось ни одного человека. Десант вступил в «бой».

Десантник — это мужество.

...Рядовой Владимир Воробьев — водитель. Ему прыгать вслед за сброшенной техникой. Солдат внимательно следил, как открывались люки самолета, как медленно поползла назад платформа с его машиной. Вот она отделилась, и в этот момент самолет сильно тряхнуло. Воробьев не удержался, упал на одну руку — резкая боль прошла по всему телу...

Технику и десант обычно выбрасывают за секунды. Владимир должен был принять решение. Конечно, он мог остаться в самолете, вернуться на аэродром. Никто не осудил бы его за это. А прыжок со сломанной рукой... Кто знает, что может случиться в воздухе? И скоро ли встретишь врача там, на поле «боя»?

И все же Воробьев прыгнул, отыскал на земле свою платформу, вместе с товарищами, работая одной рукой, расшвартовал и повел машину в «бой». Так было на недавних учениях «Днепр».

Десантник — это взаимная выручка.

...Случай, о котором я расскажу, произошел во время обычных, тренировочных прыжков. Два десантника не успели разойтись в воздухе, и рядовой Александр Пархомец влетел в стропы Николая Цуры. Парашюты погасли, оба воина стремительно полетели к земле.

Цура сумел высвободиться из опутавших его строп основного парашюта, дернул кольцо запасного и тотчас притянул к себе Александра.

— Спокойно, друг! Приземляться будем на одном парашюте.

Через несколько минут солдаты уже стояли на земле. За спасение жизни товарища гвардии рядового Николая Цуру наградили медалью «За отвагу».

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены