Гусар-девица

Светлана Марлинская|17 Сентября 2012, 10:59| опубликовано в номере №1764, Октябрь 2011
  • В закладки
  • Вставить в блог

17 сентября 1783 года родилась Надежда Дурова

 

 опубликовано в № 10, 2011

Кавалерист-девица, гусар-девица, улан-панна… Живая легенда Отечественной войны 1812 года… Только мало кому известно, что в действительности Надежда Дурова, она же Александр Соколов, она же Александр Александров, во-первых, не была девицей, а во-вторых, начала воинскую службу еще до того, как Наполеон двинул свои войска на Россию. Еще менее известно, что она была наделена определенным литературным талантом и оставила тому весомые доказательства. Но обо всем по порядку…

Романтика в жизни Надежды началась… еще до ее рождения, когда малороссийская красавица Надежда Ивановна Александрович, дочь богатого помещика, до смерти влюбилась в молодого гусара, Андрея Васильевича Дурова, бедного, незнатного, да еще и русского. Отец категорически потребовал, чтобы дочь «…выбросила из головы дурацкую мысль выйти замуж за москаля, военного и нищего». У гусара действительно была одна крохотная деревушка в Сарапульском уезде Вятской губернии, и ни гроша за душой, кроме жалования.

Романтичная красавица пренебрегла родительской волей, сбежала из дома и тайно обвенчалась с предметом своей страсти. Но уже очень скоро горько об этом пожалела. Она привыкла к роскоши и всеобщему обожанию, к многочисленной прислуге, моментально выполнявшей все ее капризы, а тут – более чем скромная жизнь офицерской жены и все «прелести» армейской жизни.

Словом, через пару месяцев юная госпожа Дурова мечтала только об одном: родить сына, умилостивить этим папеньку и, если не вернуться к прежнему образу жизни, то хотя бы не нуждаться в деньгах. Увы, через год после скоропалительного брака в 1783 году родилась дочь, при крещении также получившая имя Надежда и своим появлением «похоронившая» все надежды своей маменьки.

Вдобавок, девочка была на редкость беспокойной, мешала матери спать (а в походных условиях это было единственным способом отдохнуть и убить время), так что импульсивная и вспыльчивая Надежда Ивановна в один прекрасный день просто… вышвырнула младенца из окна кареты, в которой следовала за полком.

Такого не видывали даже суровые вояки, так и ахнувшие при виде лежащего на земле окровавленного тельца. Отец же едва не лишился чувств от ужаса и перекрестился, когда дочка открыла, наконец, глаза, и заплакала. Андрей Васильевич не решился вернуть младенца взбалмошной и непредсказуемой матери и передал ее на попечение… своему денщику Астахову. Тот и заменил мать будущей «кавалерист-девице».

Дядька-гусар днями напролет носил девочку на руках, ходил с нею в эскадронную конюшню, сажал на лошадей, давал играть пистолетом, махал саблей… Это зрелище действовало на малютку завораживающе: она переставала плакать, радостно смеялась и хлопала в ладоши.

Наденька с пеленок не боялась ни оружия, ни лошадей, ничего и никого, кроме… родной матери. Вот ее она боялась почти до обморока и старалась как можно реже находиться рядом с нею. Впрочем, мать отвечала ей взаимностью: с ужасом смотрела на маленькую девочку, которая играла только в войну, бегала, как мальчишка, и ни под каким видом не желала усваивать «хорошие манеры». Да и красоты матери она не унаследовала, что тоже огорчало все еще прекрасную Надежду Ивановну.

Когда Наденьке исполнилось шесть лет, походно-кочевая жизнь семьи Дуровых закончилась – Андрей Васильевич получил место городничего в родном городке Сарапул. Помимо Наденьки, уже было еще трое детей – две девочки и долгожданный мальчик. Их мать успокоилась, по-своему любила и дочек и сына, даже старшую начала приучать к женским занятиям: рукоделию и ведению хозяйства.

Поздно… Кое-как выполнив задание, Надежда тайком сбегала на конюшню и там играла в «военные экзерсисы». Отец, обожавший старшую дочь, подарил ей на один из дней рождения…черкесского жеребца, злого и норовистого, который, однако, очень скоро признал свою юную хозяйку и ходил за ней, как собачонка. Наденька назвала жеребца Алкидом, собственноручно за ним ухаживала, и добилась в искусстве верховой езды таких вершин, что даже бывалые вояки-кавалеристы приходили в восхищение.

В маленьком городке трудно что-либо скрыть, и странные причуды дочки городничего быстро стали любимым предметом сплетен местных кумушек. К тому же, она не унаследовала материнской красоты, да и оспа оставила на ее лице приметные следы, так что женихи все не являлись – к великому огорчению родителей. А годы шли…

Отчаявшаяся мать, наконец, отправила свою строптивую дочь в Малороссию – к бабушке, к тому времени уже овдовевшей и обедневшей. Оказавшись вдали от материнских придирок и унизительного надзора, под крылом доброй и любящей бабушки, Наденька стала забывать свои гусарские замашки, похорошела и расцвела. Тут-то ее и настигла первая и единственная в ее жизни любовь, причем взаимная, к сыну соседской помещицы. А помещица и слышать не хотела о том, чтобы ее невесткой стала бесприданница, так что влюбленных достаточно бесцеремонно разлучили.

Пришлось вернуться к родителям – с разбитым сердцем – и возобновить свои конные прогулки и упражнения к стрельбе. Неожиданно живая и энергичная девушка привлекла внимание небогатого чиновника Ивана Чернова, который решился попросить ее руки. Маменька пришла в восторг, а Наденька - в ужас от перспективы брака с незнакомым и совершенно нелюбимым человеком. Она рыдала сутками напролет и отец, по-прежнему обожавший дочь, хотел, было, отказать жениху, но…

Но он не мог ни в чем отказать своей властной и капризной супруге, а та ни о чем так не мечтала, как о возможности сбыть с рук строптивую старшую дочь и заняться судьбою других детей. Ей удалось невероятное: убедить Наденьку, что в браке она обретет столь желанную для нее свободу. Хотя это противоречило всему, что Надежда Ивановна внушала дочери до этого, уговоры подействовали.

Восемнадцати лет Наденька была выдана замуж за человека доброго, хорошего, спокойного, и… совершенно ей чужого. Через год родила сына (о чем, кстати, в своих «Записках» впоследствии даже не обмолвилась), но, судя по всему, не испытывала к ребенку ровно никаких чувств, зато появилось в котором она, по молодости и наивности, винила мужа.

 Наденька привыкла считаться только с собственными желаниями и, встретив как-то некоего есаула, почти сразу стала его любовницей. Правда, вскоре с ужасом поняла, что плотские радости внушают ей отвращение сами по себе, а не в связи с партнером. С молодым красавцем-есаулом было весело и замечательно скакать верхом наперегонки, упражняться в стрельбе, рассуждать о войнах… Но постель – б-р-р!

Разрыв с любовником был столь же стремительным и бесповоротным, как и все действия юной женщины. Более того, она поклялась, что ни один мужчина более к ней не прикоснется. Но все равно скандал разгорелся нешуточный, жизнь в крошечном городке с оскорбленным и запившим по этому поводу мужем стала невыносимой. Выход Надежда нашла неординарный: из приходивших с большим опозданием в их городок газет узнала, что Россия как раз начинает боевые действия за границей…

«Воинственный жар с неимоверной силою запылал в душе моей; мечты зароились в уме, и я деятельно начала изыскивать способы произвесть в действие прежнее намерение свое – сделаться воином, быть сыном для отца своего и навсегда отделаться от пола, которого участь и вечная зависимость начинали страшить меня».

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 10-м номере читайте  о легендарном краснодарском враче Григории Артемовиче Пенжоняне, о тайнах и загадках «усадьбы-призрака», беседу с балериной Театра имени Станиславского и Немировича-Данченко Наталией Клейменовой, о жизни писателя, поэта, философа, критика Бориса Николаевича Бугаева, известного под именем Андрей Белый и о многом другом.  



Виджет Архива Смены

в этой рубрике

Дунинские проселки

4 февраля 1873 года родился Михаил Михайлович Пришвин

Семирамида Севера

2 мая 1729 года появилась на свет Екатерина II Великая, урожденная София Фредерика Августа Ангальт-Цербстская

Дело житейское

14 ноября 1907 родилась Астрид Линдгрен.

в этом номере

Высокий лик полководца

27 декабря 1761 года родился Михаил Барклай-де-Толли