Город в море

Г Осипов| опубликовано в номере №611, Ноябрь 1952
  • В закладки
  • Вставить в блог

Огни всегда служат признаком жизни, присутствия человека. В далёкой степи они говорят о близости населённого пункта, на железной дороге - станции, на морских просторах - берега. Ныне моряков, ведущих суда по Каспию в столицу азербайджанских нефтяников, встречают мириады огней за десятки километров от бакинской бухты. - Идём, как по бульвару, - шутят моряки. Это далеко в море шатнули нефтяные вышки. Стальные островки морских буровых раскинулись во все стороны от нефтяного Баку...

1. Нефтяные камни

Пароход «Адмирал Нахимов», разрезая килем волны, держит курс в открытое море. Несмотря на осень, яркое солнце ослепительно горит на металлических частях и люках корабля. Все пассажиры на палубе; одни под тентами играют в шахматы, читают газеты, другие - помоложе - растянулись на корме, подставляя свои и без того смуглые тела под палящие лучи южного солнца.

В полдень сирена известила о приближении к пристани. Буровые мастера, операторы нефтедобычи, монтажники, геологи, электрики - именно они в основном и были пассажирами «Адмирала Нахимова» - торопливо поднялись с мест и встали в очередь у трапа;. Показались очертания берега: вышки, нефтяные крыши домов, трубы электростанции, улицы, автомашины, подъёмные краны, снующие тут и там мелкие суда - баркасы, буксиры, баржи. Над городом стоит гул стройки. Лебёдки подают брёвна, кирпич; ветер несёт в море отчётливые слова команды: «вира», «майна», «так держать»...

Но странное дело! Чем ближе к городу, тем загадочнее становится развернувшаяся перед глазами панорама. Есть берег, но нигде не видно... земли; есть дома, но под ними нет фундаментов; есть улицы, но на них не видно асфальта или булыжника; есть пристань, но она сама... пловучая.

Мы видели город Комсомольск, построенный в тайге, город Тахиа-Таш, сооружённый в песках Кара-Кумов, города в снегах Чукотки, в горах Алтая и Памира, наконец, города на островах того же Каспия. Но каждый из них имел под собой почву, землю. Здесь же под улицами, домами магазинами, буровыми плещется вода. Куда ни глянь, со всех сторон безбрежное море с пенящимися от лёгкого бриза волнами. Кое-где из воды проступают угрюмые скалы, обросшие ракушками и морской тиной.

Да, это город, построенный на воде, в открытом море за десятки километров от берега; город со всеми его жилыми постройками, предприятиями, длинными улицами и крохотными площадями, - невиданный в истории и созданный руками советского человека; город, ставший главной базой морских нефтяников - покорителей моря.

... Высокий задумчивый человек с чёрной шевелюрой ведёт нас по сказочному городу, изредка останавливаясь и объясняя его историю, похожую на фантастический роман.

Геологи нашли в этом квадрате моря нефтяные месторождения большой мощности. Район, известный в прошлом под названием «Нефтяные камни», давно привлекал разведчиков недр. Близ подводных рифов и наблюдался выход нефтяных пятен и пузырьков газа.

- Видите эту скважину? - спрашивает наш проводник, указывая на одну из морских вышек, которая рядом с другими кажется совсем невысокой, хотя от её основания до «голубятни» не менее сорока метров. - Это первая скважина, давшая стране прекрасную нефть из глубин Каспия. Таких скважин теперь много, но этой первой буровой мы не забудем никогда.

Разве можно забыть о тех суровых днях осени и зимы 1949 года, когда группа бесстрашных бакинских нефтяников - геологов, буровых мастеров, строителей - жила несколько месяцев среди неистовых ветров и бушующих волн Каспия, штурмуя дно самого капризного в мире моря, и построивших в невероятно тяжёлых условиях первую глубоководную скважину! Разве можно забыть о тех днях, когда буровой мастер Михаил Павлович Каверочкин, его молодой помощник Курбан Аббасов (ныне знатный мастер, начальник участка) и инженер Рощин построили здесь, возле скалы Одинокая, первый деревянный свайный домик, который послужил началом создания сказочного города, на мощных стальных сваях!...

Среди благоустроенных одноэтажных и двухэтажных жилых домов, среди серебристо-белых нефтяных резервуаров и служебных зданий виднеются корпуса судов. На их бортах отчётливые надписи: «Ленкоранец», «Чинов», «Самарканд», «Батуми»... - свыше двадцати кораблей. Но они не пыхтят котлами, не дымят трубами, их борта, не покачиваются на волнах. Эти старые корабли, прибуксированные сюда с морского «кладбища» бакинской бухты, были приютом шля первых разведчиков морских глубин.

- Вот поэтому наш город и назвали на первых порах «Островом потопленных кораблей», - улыбаясь, говорит наш проводник.

Фуад Самедов-так зовут высокого человека - главный геолог треста «Гюргяннефть», осваивающего морскую нефть в районе «Нефтяных камней». Геологу, руководящему сотнями людей на промысле, нет и двадцати шести лет. Он один из тех энтузиастов, которые вели широкое наступление на морские глубины, один из первых бойцов «переднего края».

- Каждая новая скважина в море приносит радость геологу, особенно вот такие, как эта, - и Самедов протянул руку к штуцеру скважины, на основании которой мы стояли; по его пальцам потекли струйки золотистой жирной жидкости. - Морская нефть отличного качества, - продолжал он. - Наша цель -выйти дальше на морские просторы, бурить скважины на самых больших глубинах. Наша мечта - сделать «жилым» всё море: от Баку до Красноводска и дальше - до Астрахани.

2. Рейс «Победы»

Морские нефтяники хорошо изучили «характер» Каспия. Светит солнце, тихо плещутся волны у стальных оснований вышек. Погода хоть куда! Вдруг ни с того, ни с сего, налетит северный шквал, вздыбятся волны, и пошёл гулять по морским просторам жестокий норд-ост. Раньше, когда морское бурение ещё только начинали, считалось, что в четырёхбалльный шторм выходить в море нельзя. Но что поделаешь, если эти четыре балла бывают чуть ли не постоянно, а в отдельные дни шторм достигает восьми-девяти и, как здесь говорят, с «усилением» до десяти баллов!

Трудно, конечно, уговорить диспетчера А. Р. Аббасова дать разрешение на выход в штормовое море утлому катеру, но разве устоит сердце ветерана «Нефтяных камней», когда с буровой радист охрипшим от ветра голосом требует промывочные трубы, новую деталь взамен сломившейся или просто буханку хлеба и пресную воду! Ведь ещё не все буровые связаны стальными улицами-эстакадами с базой - сказочным городом.

С рёвом, заглушающим человеческие голоса и гул моторов, наступают на стальной островок огромные серые волны, но, ударившись о сваи, с ворчанием уходят в море. Ветер рвёт и мечет, словно стремясь свалить ажурные каркасы вышки, снести маленький жилой домик с деревянного настила стального островка. Полусогнувшись и крепко держась за железные поручни, бурильщики продолжают своё трудное дело, не обращая внимания на разбушевавшуюся стихию.

В непогоду можно приостановить выкачку нефти из скважины, можно задержать работу на эстакаде. Но бурение прекратить нельзя. Сверху, с «голубятни» вышки, опускаются трубы, неутомимо крутится ротор бурильного станка, вращается долото, сверлящее песчаные и каменистые слои морского дна. Днём и ночью идёт бурение... Но вот срочно потребовалось заменить деталь, без которой трудно продолжать работу.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

 

В 5-м номере читайте об обороне Севастополя, о «последней голливудской принцессе» Одри Хепберн, о ярчайшем и талантливейшем русском поэте Константине Батюшкове, о «короле вальсов» Иоганне Штраусе, о смоленском поисковом отряде «Долг», об удивительном человеке и общественном деятеле Александре Герцене, окончание детектива Рудольфа Вчерашнего «Чисто компьютерное убийство» и многое, многое другое.

Виджет Архива Смены