Гобелен

Виктор Малышев| опубликовано в номере №893, Август 1964
  • В закладки
  • Вставить в блог

Виктору Малышеву 23 года. Сейчас он работает в городе Кемерове в газете «Кузбасс». До этого Виктор был бетонщиком на ударной комсомольской стройке Томь-Усинской ГРЭС. Там он нашел сюжеты своих рассказов. Мы впервые представляем его всесоюзному читателю.

Море было там, откуда ветер приносил облака. Если чуточку прищурить глаза, то можно увидеть, что облака впитали зеленовато-опаловый цвет морских волн.

Самого моря не видно. Его заслоняют горы с розовато-сахарными вершинами. Только ветер приносит запахи далеких, таинственных побережий, незнакомых цветов, пламенеющих в сумраке лесных зарослей. И еще он пахнет водорослями й солеными морскими брызгами.

Розовато-сахарные вершины вытканы на гобелене, что висит в общежитии над Людкиной койкой.

Вечерами Людка подолгу смотрит на гобелен и чует ветер. Иногда, откинувшись на подушку, говорит тихо и задумчиво:

– Эх, девчонки, вот кончим здесь работу, уеду я. К самому синему морю. Услышу, как чайки кричат. Венки из магнолий буду плести. Поющие раковины собирать. А ночами на звезды смотреть. Они там, знаете, какие? Огромные и пушистые, как... как золотые котята.

Девчата смеются. Никто из них не был у синего моря. Никто из них не знает, какие там звезды. Может, они и вправду похожи на золотых котят.

Девчата замолкают, думают. Непонятные глаза становятся у девчат – туманные и мечтательные. Наверное, каждая представляет себя у синего моря.

До чего же странная эта Людка! Придумает же такое...

Вот всякий нормальный человек видит на гобелене только лес, горы да трех оленей у ручья. А она –

ветер с моря. Выдумщица... Однажды Людка пришла веселая, взбудораженная.

– Ну, девчонки, настал мой день. Кончили работу, уезжаю. – Она погладила гобеленовый ручей. – Еду к самому синему морю.

Девчата молчали. Девчата хмурились. Девчата завидовали Людке. Девчатам тоже хотелось и синему морю.

Гобелен Людка оставила.

– Пользуйтесь, мне он там ни к чему. А вам надо. Надо, потому что девчонки всегда должны рваться к морю. Иначе они начнут обзаводиться восточными коврами.

Через месяц от нее пришло письмо. Она писала, что ей нравится на новом месте, подробно рассказывала, какие здесь громадные и пушистые звезды по ночам. И о море писала – о теплом, ласковом, зеленовато-опаловом. Только обратного адреса почему-то в письме не было.

Девчата отыскали на конверте почтовый штемпель и прочитали непонятное слово «Бойайя». Никто из них не знал, где этот таинственный Бойайя с теплым, ласковым морем и громадными звездами, похожими на пушистых золотых котят. Но все согласились, что от странного названия так и веет югом.

А когда кто-то из ребят спросил, куда уехала Людка, они рассказали ему обо всем. Парень рассмеялся.

– Эх вы, чудачки! Бойайя на севере... В районе вечной мерзлоты... Там нет синего моря, там огромная стройка.

Девчата молчали. Девчата хмурились. Девчата долго смотрели на гобелен.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены

в этом номере

Клеймо Бродербонда

Переполох в Йоганнесбурге