Футбол по-киевски

  • В закладки
  • Вставить в блог

В нескольких километрах от Киева есть местечко Конча-Заспа, которое теперь известно во всем спортивном мире.

Утро. Первым, кого мы встретили на базе, был Лобановский. Представились. Он сказал: «Подождите» – и пошел проводить зарядку: вместе с футболистами отправился в сосновый бор на небольшой кросс.

Мы вошли в холл и стали терпеливо ждать. Базилевича не было. Он уехал в город.

...Лобановский пригласил нас к себе в комнату: кровать, два стула, письменный стол с пишущей машинкой и магнитофоном. На столе свежие газеты с отчеркнутыми абзацами и листок, на котором схема расположения игроков на поле (через день – матч).

Мы показали Лобановскому наши вопросы. Судя по всему, заинтересовался... А вскоре к нам присоединился и вернувшийся Базилевич.

Они вместе во всех делах. «Не мешает ли команде такое «двоевластие»? – спросили мы потом у полузащитника Леонида Буряка. «Наоборот, это помогает нам, даже в мелочах. Например, мне надо уехать с базы, чтобы встретить прилетевшую из Одессы маму. Я отпрашиваюсь либо у Базилевича, либо у Лобановского, и решение каждого из них – словно бы решение обоих. Никогда не возникают недоразумения».

Олег Базилевич и Валерий Лобановский, подолгу совещаясь, мягко споря друг с другом, обдумывают ответы на наши вопросы.

...Уж очень они разные. Не только внешне. Высокий Лобановский – человек сдержанный, углубленный в себя, краток в ответах. Невысокий Базилевич – коммуникабелен, подвижен, корректен, остроумен, на любой вопрос, кажется, может отвечать часами. Они и на поле, когда играли, были совсем разными. Медлительный, обдумывающий каждый шаг, неохотно расстающийся с мячом – Лобановский. Быстрый, взрывной, общительный с партнерами на «языке паса» – Базилевич.

Даже учились в различных вузах. Лобановский готовился стать инженером. Базилевич – тренером. Лобановский, если чем-то недоволен, высказывает это напрямик, сразу. Базилевич выдержан, даже если ему что-то и не нравится. Как-то беседовали мы с ним об одном футбольном интервью, в котором не очень-то лестно отзывались об игре его команды. Он не стал спорить, доказывать, а сказал: «Завтра в игре мы выясним, кто прав, а кто нет...»

Так что ж, совсем разные люди? Однако стоило их узнать получше, м все сразу прояснилось – у них много общего: целеустремленность, вера в успех, уважение друг к другу, к людям, с которыми они общаются. Естественно, и взгляды на футбол у них во многом совпадают.

Отвечали они, конечно, не хором: то один говорил, то другой, но получался каждый раз единый, цельный монолог, в котором нельзя было отделить слова Лобановского от слов Базилевича. Поэтому мы и вынуждены перед камдиим ответом указывать не одну фамилию, а две. Необычно, но, что поделаешь, так оно и получалось на самом деле.

Двое

Базилевич и Лобановский. Идея нашего содружества возникла в процессе параллельной нашей работы в разных клубах: в «Шахтере» и в «Днепре». И как только представилась возможность объединить усилия, мы тут же ею воспользовались.

После того как один из нас получил приглашение работать в команде киевского «Динамо», он моментально связался с другим и подтвердил, что есть возможность осуществить идею содружества.

Нам помогает единомыслие. Обязательно нужно быть единомышленниками не только в практических делах, но и в отношении к процессам, происходящим в современном футболе. Совместная работа требует постоянного гибкого подхода к различным ситуациям, с которыми нам приходится сталкиваться. Категоричность в суждениях исключается полностью. Выражения типа «Я считаю», «Я думаю», «Я предполагаю» не для нас. Только: «Мы считаем», «Мы думаем», «Мы предполагаем».

Разумеется, без разногласий, без противоречий, без отстаивания своей собственной точки зрения, как это ни парадоксально, не может быть коллективного творчества. И они, безусловно, существуют – разногласия. Но в том, как мы ищем истину, и состоит, наверное, рациональное зерно нашего содружества. Именно в минуты таких принципиальных споров мы всегда пытаемся находить, подчеркиваем, пытаемся находить, общее.

Нас не волнуют такие непринципиальные вопросы, как, например, кому из нас ехать на совещание. Все здесь зависит от ситуации. Нужно поехать Лобановскому – едет он. Целесообразнее Базилевичу – Базилевич.

Мы ровесники. Разница в возрасте всего лишь шесть месяцев. Базилевич, правда, пользуется преимуществом старшего – на полгода раньше отмечает день рождения...

В такой команде, как «Динамо» Киев, ставить какой-либо эксперимент неразумно (речь, разумеется, идет не о частностях, а о вещах глобальных). Да нам и не позволят этого сделать наши спортивные руководители. Такая команда должна давать продукцию. Мы пришли не экспериментировать, мы пришли работать. Работать так, как подсказывал нам наш маленький практический опыт. В тех командах, где мы работали, имел место эксперимент, и именно за возможность поставить этот эксперимент мы благодарны людям, с которыми работали.

А сейчас слово «эксперимент» на повестке дня не стоит. Мы просто работаем, занимаемся делом.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены