Фима Жиганец: Мой дядя, честный вор в законе

  • В закладки
  • Вставить в блог

                         в мандраже;

Я с вас тащился без балды,

                          по-братски,

Как хрен кто с вас потащится

                                   уже.

— Толчком для этих блатных переводов послужило как раз мое увлечение классикой. Зашел как-то в книжный магазин и купил книгу «Гамлет в русских переводах». Там было пять или шесть переводов «Гамлета» и переводов тридцать знаменитого монолога, в том числе пастернаковский «Быть иль не быть? Вот в чем вопрос!».

Помню, иду по подземному переходу, листаю и думаю: «Столько переводов, и каждый по-своему хорош…» Вдруг мелькнула мысль: а можно ли такую сложную и тонкую философскую лирику переложить на блатной жаргон? Я же переводил «Фауста» и знаю, сколько там подводных камней, всевозможных нюансов и языковых тонкостей, которые упущены всеми переводчиками.

Пришел домой, сел и …

Жужжать иль не жужжать?

Во, б..я, в чем заморочка!

Не в падлу ль быть отбуцканным

                   судьбой

Иль все же стоит дать ей

                оборотку,

Мясню захороволить

                и непруху

Расшлепать? Завести хвоста.

               Отъехать…

После Шекспира потянуло, естественно, к Пушкину («Мой дядя, честный вор в законе», «Ксива от Татьяны»), потом к Лермонтову, Тютчеву («Блажен, кто схлопотал свой срок») и т.д. По словам поэта, все они удивительно и замечательно ложились на блатной жаргон. Особенно Маяковский — в отрывках из поэмы «Пахан картавый» и «Стихах о совковой ксиве»: по энергетике он ближе всего к блатным.

— Когда меня обвиняют, что я покусился на святая святых — классику, я недоумеваю. Чем я их оскорбил? Если ненормативной лексикой, то да, в воровском жаргоне мат используется, но не всегда и, как правило, аккуратно. Кстати, Александр Сергеевич сам был жуткий матершинник и, надо сказать, мастер этого дела. Мат и у Маяковского встречается, у Есенина, у Высоцкого.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 4-м номере читайте о народной поэтессе-плакальщице с уникальной судьбой Ирине Федосовой,  материал о сказочнике Гансе Христиане Андерсене,  о живописце, графике, поэте, издателе, мастере эпатажа и скандальных презентаций, человеке исключительной одаренности и неуемной энергии, Давиде Бурлюке, о крымчанине, основателе   Международного Гумилевского фестиваля «Коктебельская весна», поэте Вячеславе Федоровиче Ложко, о том, что произошло в роковой день 28 июня 1914 года , когда выстрел больного сербского мальчика перевернул, можно сказать, мировую историю и многое другое...

Виджет Архива Смены

в этой рубрике

Авангард, который придумали Русские

В Третьяковке выставили произведения американских художников из России

«Возвращение бумеранга»

Иван Славинский: от салонной живописи к сюрреализму

Унесенная ветром

5 ноября 1913 года родилась Вивьен Мэри Хартли (Вивьен Ли)

в этом номере

Р.Л. Голдман. «Убийство судьи Робинсона»

Детектив. Перевод с французского - Мария Малькова и Владимир Григорьев