Феликс Ходаковский

Геннадий Машкин| опубликовано в номере №985, Июнь 1968
  • В закладки
  • Вставить в блог

Райкомовский «газик» устремился в тайгу. Мелькают последние щитовые домики станции Хребтовой. Здесь начинается трасса Хребтовая — Усть-Илим. Дорога отличная, укатанная, «газик» несется, обгоняя поезд, груженный звеньями. Где-то впереди ждет эти звенья путеукладчик.

— Понимаете, Саша, меня привело сюда не только задание, — говорю я секретарю Нижне-Илимского райкома комсомола Саше Гамаюнову. — Я работал здесь, на Ангаро-Илиме, десять лет назад, и теперь интересно с людьми встретиться, поговорить. Все-таки у геологов не каждый день бывает, когда по твоим маршрутам идут строители... В общем, хочется увидеть того инженера, что пришел за нами сюда следом.

— Это надо к Феликсу Викентьевичу, — говорит Александр. — Кстати, этот участок нам по пути... Феликс — главный инженер строительно-монтажного поезда 266. Героя Социалистического Труда получил за Абакан — Тайшет... С тридцать восьмого года человек — только-только из комсомольского возраста вышел... Да вон, кажется, сам он...

Люди у неподвижного путеукладчика. Агрегат напоминает какого-то ископаемого стегоцефала: широко расставленные передние «лапы» на гусеничном ходу. Перед «лапами» обрываются рельсы. Под брюхом этой машины копошатся люди. Ремонтируют сцепление.

— Вот это и есть наш Феликс Ходаковский, — подводит меня Александр к круглолицему, коренастому парню в тяжелых унтах, меховой куртке и ондатровой шапке.

Ходаковский в самом центре. Его пальцы, перемазанные солидолом, быстро-быстро выкручивают какой-то болтик. У меня по спине пробегают мурашки — представляю, как пальцы приклеиваются к холодной стали.

— Феликс, к тебе!

Мы пожимаем друг другу руки. На его обветренных губах кислая улыбка: не хочется, видно, выступать перед рабочими в качестве журналистского объекта.

— Ну, дальше вы сами справитесь, — говорит он рабочим, кивает на машину, обращаясь ко мне. — Поедем в Игирму?

Мы молча расходимся по машинам. И стремительный «газик» главного инженера мчит нас дальше в тайгу, только мелькают красные стволы сосен да с ревом проносятся мимо «МАЗы».

— Трудновато ориентироваться, но кое-что узнаю, — говорю я. — Мы работали в этих краях до вас.

— Изыскания? — спрашивает Феликс и подается ко мне.

— Геологическая съемка, — говорю я. — Братская ГЭС тогда только начиналась. Покормили мы тут мошкару...

С этого мы и знакомимся по-настоящему. Оказывается, наши отцы работали на строительстве одной железной дороги, забивали костыли. Феликс пошел по стопам своего отца — он окончил Иркутский железнодорожный техникум, а потом заочно — Новосибирский институт инженеров железнодорожного транспорта.

С тех пор его главной заботой стали таежные пикеты, которые тянутся по всей трассе будущей магистрали. По ним должна лечь насыпь, а потом звенья пути.

Часто в рассказе Феликса прорываются два слова — «строить на уму». Да, строителю — сибиряку, инженеру есть где размахнуться. Можно не щадить тайги, заваливать ее где попало отходами строительства, отдать речки на откуп любителям-взрывникам, благо, взрывчатки сколько угодно. И здесь Феликс исходит из принципа — железная дорога должна украшать землю. Она должна вписываться в сибирский пейзаж, никак не вредя тайге. Она должна способствовать дренажу, как река, которая выносит из тайги только лишнее. Тревога за сибирскую нашу родную землю заставляет хмуриться Феликса. На его переносице между палевыми бровями появляются поперечные бороздки морщин.

— Не по уму иногда мы еще относимся к нашим естественным богатствам, — говорит он. — Недавно в истоках Ангары налавливали рыбаки по сорок килограммов на спиннинг. А теперь что». В прошлом году отдыхал в санатории «Байкал». Ну, думаю, наконец-то порыбачу. Поплыли мы с Юрой Глумовым — из обкома комсомола товарищ мой — на зорьку побросать спиннинг да так ни с чем и вернулись.

— А в Игирме у вас водится еще хариус?

— Плещется, — отвечает Феликс — Правда, в прошлом году недоглядели — кто-то прошелся по реке со взрывчаткой — Но, думаю, больше этого не повторится...

В оснеженной дымчатой дали встают лобастые гольцы.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены