Фарватером мира

Владислав Янелис| опубликовано в номере №1228, июль 1978
  • В закладки
  • Вставить в блог

Когда этот номер журнала попадет к читателям, «Адмирал Нахимов» – один из семи советских кораблей, везущих делегатов и гостей XI Всемирного фестиваля молодежи и студентов, будет пересекать Атлантику. Мы не успели бы сделать репортаж об отплытии корабля в этот номер, но нам помог представить торжественные минуты прощания с берегом экипаж судна, с которым мы познакомились за два месяца до рейса «Адмирала Нахимова» на Кубу.

Итак, на мачтах шелестят флаги расцвечивания, сияет солнцем оркестровая медь, берег алеет транспарантами, на которых слова напутствия участникам Всемирного фестиваля молодежи и студентов, тем, кто сейчас стоит на верхней палубе корабля. У каждого из них в руках цветы или флажки с эмблемами фестиваля. Счастливцы, они слегка возбуждены и чуть-чуть грустны, как это всегда бывает с людьми, покидающими родную землю.

Но вот фанфары поют «прощание с берегом», и капитан корабля Николай Антонович Соболев, одетый в белоснежную парадную форму с золотыми шевронами на рукавах кителя, подает команду с ходового мостика: «Отдать швартовы». Судно берет курс на Атлантику.

Но сначала «Адмирал Нахимов» проходит Босфор, один из красивейших проливов Европы, соединяющих Черное и Средиземное моря. Босфор особенно впечатляющ ранним утром, во время восхода, когда шпили минаретов пронзают легкую дымку тумана, а солнце светится над Стамбулом фантастически огромным оранжевым шаром. Затем Мраморное море, которое так прозрачно, что брошенная в воду монета отчетливо видна на десятиметровой глубине. Цвет моря чаще всего бирюзовый, но в непогоду вода мгновенно становится фиолетовой, почти черной. Дальше Дарданеллы, Эгейское море, Греческий архипелаг, справа остаются берега Сицилии.

Средиземное море в это время года всегда спокойно, и пассажиры «Адмирала Нахимова» почти наверняка видели там лениво покачивающихся в тридцати – сорока метрах от борта тюленей. Наконец, Гибралтар – своеобразные океанские ворота, и сам Атлантический. Любителям морской фауны скучать не приходится: то стремительная черная тень акулы несется вдоль борта, обгоняя судно, то вдруг на самом горизонте взметнется вверх фонтан и из воды на мгновение покажется голова кита, похожая на валун. К сожалению, любители акульей рыбалки вынуждены сдерживать эмоции: расписание движения корабля слишком плотно, стоянок в открытом океане нет, а на ходу ловить бесполезно. Зато едва судно войдет в южные широты, как стаи серебристых летающих рыб сами атакуют иллюминаторы. Нет гарантии, что пассажиры, забывшие потушить в каюте на ночь свет, не обнаружат утром на своей постели «улов», достаточный для плотного завтрака.

Несмотря на гигантские размеры, океан вовсе не безлюден; оживленность на Гаванской линии мало чем отличается от оживленности Белорусской железной дороги. Теперь уже недолго, – Саргассово море, где судну придется буквально продираться через плотные заросли водорослей, Багамские острова, Багамский пролив... Да, в это время года лучше подходить к Гаване не через Флоридский, где сильное встречное течение, а именно через Багамский пролив, а обратно, пожалуй, можно Флоридским.

Все это рассказал нам Николай Антонович Соболев, который за четверть века своего капитанства много раз ходил в Гавану и знает путь туда не хуже, чем коренной москвич знает, как добраться от Арбата до Свиблова. Больше двадцати лет стоит Соболев на капитанском мостике «Адмирала Нахимова», не слишком быстроходного, но очень послушного, надежного, комфортабельнейшего судна Черноморского пароходства. Соболев прошел с ним не один океанский шторм, и из воспоминаний капитана можно было бы составить объемистую книгу. Дух захватывает, когда он начинает рассказывать об ураганах в Атлантике и в Тихом... Кстати, по поводу штормов ни самим пассажирам, ни их близким и родным, оставшимся на берегу, беспокоиться нет оснований. Во время почти двадцатидневного плавания корабль будет сопровождать приятный, слегка освежающий пассат. Но даже если внезапно и нагрянет шторм, то едва ли он оставит о себе неприятные воспоминания: «Адмирал Нахимов» обладает прекрасными мореходными качествами, очень остойчив и достаточно маневрен.

Вместе с Соболевым мы совершили экскурсию в машинное отделение корабля, где старший механик Герман Константинович Юркин, перекрывая голосом рев паровых турбин, с гордостью и нежностью рассказывал о достоинствах каждого агрегата. Но только пройдя вдоль одного из сорокаметровых гребных валов и услышав, что диаметр винтов «всего-навсего» 6 метров, мы наконец поняли, откуда берутся силы, приводящие в движение этот огромный плавучий дом, своими размерами не уступающий современному многоэтажному жилому зданию.

Можно было бы немало рассказать о людях, работающих на судне, о тех, кто в той или иной степени отвечает за мореходность и безопасность корабля, здоровье и настроение его пассажиров, о тех, кто прокладывает курс и следит за исправностью корабельного оборудования, о тех, кто стремится сделать путешествие приятным, интересным, незабываемым. Но это значит рассказать о трехстах с лишним членах экипажа – бортпроводницах, кочегарах, штурманах, матросах, радистах, музыкантах, официантах, поварах, врачах, – словом, представителях всех судовых специальностей. Сделать это практически невозможно. Но мы со всей ответственностью заявляем, что каждый из них – испытанный моряк, несмотря на то, что возраст большинства членов экипажа не позволяет называть их ветеранами. Вот, к примеру, секретарь комсомольской организации судна Валерий Кравцов. Мы застали его в роли правой руки капитана, старший был в отпуске. Валерий отвечал в рейсе по все и, как признает капитан, оказывался на высоте не только о том, что касалось порядка на судне, но и в вопросах мореплавания, а также во время труднейшей швартовки (было и такое) в Сухумском порту. У второго помощника в его 29 лет за плечами «кругосветка», два рейса в Гавану. Несколько страниц личного дневника заполнены экзотическими названиями иностранных портов, в которых он бывал. Валерий, как и все его товарищи, большой энтузиаст своего судна и может без устали рассказывать о его достоинствах.

Впрочем, в этом легко убедиться самому, совершив хотя бы короткое путешествие по палубам и салонам «Адмирала Нахимова». Палуб восемь, пять из них предназначены для гостей судна, три – для его хозяев. Здесь можно играть в теннис и хоккей, в шахматы, шашки и кегли, плавать в бассейнах, можно гулять и любоваться закатом солнца, хочешь потанцевать, пожалуйста, есть специальные залы. Конечно, в южных широтах танцевать приятнее на открытом воздухе: в носовой части корабля расположена летняя эстрада и веранда, на которой могут танцевать одновременно едва ли не все пассажиры судна, а их больше тысячи. Не подлежит сомнению и гостеприимство четырех баров и трех ресторанов, интерьер и обстановка которых отвечают самым взыскательным вкусам. Не хочется в бар или на танцверанду, пожалуйста, можно провести вечер в концертном салоне, в библиотеке, в кинозале, у телевизора или в собственной каюте, где кондиционированный воздух и фирменный корабельный чай помогут мысленно вернуться в средние широты.

Кухня на «Адмирале Нахимове» вообще традиционно хороша. В этом легко убедиться, заказав любое из предлагаемых блюд. За качество и внешний вид каждого из них, будь оно из французской, болгарской, грузинской, кубинской или любой другой кухни, головой отвечает бессменный директор службы судового питания Василий Васильевич Лило.

И все-таки мы не рассказали еще об очень многом. Например, о службе добрых услуг и потрясающем по широте музыкальном репертуаре корабельного оркестра, о книжных киосках и магазинах, о судовом телеграфе, интереснейших лекциях и диспутах, о морских празднествах и конкурсах. Уверены, что пассажирам «Адмирала Нахимова» просто не хватит на все времени. Но, конечно же, они по достоинству оценят главное – атмосферу праздника и дружелюбия, которую экипаж судна гарантирует каждому своему гостю. Это тоже традиция.

Коллектив корабля не раз становился инициатором многих добрых начинаний. Например, черноморские круизы. Придумал их Соболев, и экипаж единогласно поддержал капитана. Было это около двадцати лет назад. Железнодорожный транспорт и автомобили к тому времени заметно потеснили морскую пассажирскую службу, и в каждом рейсе по Черному морю половина кают на судах пустовала: пассажирские лайнеры загружались солью и консервами. Экипаж «Адмирала Нахимова» выговорил себе право устраивать четырехчасовые стоянки в черноморских портах и объявил первый туристический круиз. Экскурсии пассажиров по городам на первых порах водили сам капитан и его помощники. Скоро на «Нахимов» стало невозможно купить билет. А теперь морской туризм едва ли не самый популярный вид отдыха.

Или, скажем, «рейсы мира». Несколько лет назад комсомольцы корабля пришли к капитану с предложением организовать морское путешествие по Черноморью с заходом в города и порты, защитники которых покрыли себя неувядаемой славой в годы Великой Отечественной войны. Вполне естественно, Соболев проголосовал «за». В Севастополе, Одессе, Новороссийске, Керчи все свободные от вахты члены экипажа и пассажиры «Адмирала Нахимова» сходили на берег и колонной шли к местам, где сражались с врагами советские воины. Участники боев рассказывали о подвиге своих товарищей, а потом на братские могилы героев возлагались венки и цветы. Инициатива экипажа корабля была поддержана всеми пароходствами страны. Обо всем этом рассказывают стенды в одном из салонов судна, там же удостоверение, выданное экипажу как коллективному члену Фонда мира, почетные дипломы и грамоты, которыми отмечен вклад экипажа «Адмирала Нахимова» в дело защиты мира, в укрепление интернациональных связей. И в том, что судно идет в Гавану, на международный форум молодежи есть глубокая символика: на борту корабля плывут полпреды мира.

Счастливого плавания! Семь футов тебе под килем, «Адмирал Нахимов».

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

 

В 5-м номере читайте о «первом американце в Красной армии»  Никласе Григорьевиче Бурлаке, о загадочной четвертой дочери Ярослава Мудрого, о буйном  поэте-футуристе и таком же художнике, одном из первых русских авиаторов Василии Каменском,  о тайнах средневековой крепости Копорье, окончание детектива Елены Колчак «Не будите спящую собаку» и многое другое

 

Виджет Архива Смены

самое обсуждаемое