Еще не вечер

Николай Леонов| опубликовано в номере №1463, май 1988
  • В закладки
  • Вставить в блог

— Что я, совсем стоеросовая? — обиделась Галя.

— Возьмите ключ от моего номера, накройте стол, шесть фужеров и бутылку шампанского. Фужеры тщательно протрите, до блеска, и, придерживая салфеткой, расставьте на столе. Скажите Отари Георгиевичу, чтобы он ровно в одиннадцать тридцать позвонил мне в номер. Все запомнили? — Гуров взглянул на часы, было без пятнадцати одиннадцать.

Он боялся, что кто-нибудь в номер к нему не пойдет, но все согласились с радостью, ресторан изрядно надоел, а легенда Гурова звучала естественно. Гуров сказал, что сегодня у жены день рождения, он послал телеграмму, звонил днем и поздравил. Но супруга в шутку ли, всерьез, неизвестно, заверила, мол, проверит его поведение и позвонит в половине двенадцатого в номер. Давайте, друзья, выпьем за здоровье именинницы, и мужчины прокричат в трубку троекратное «ура».

Шампанское разлили, все приготовили, Майя не удержалась и спросила:

— Лева, можно я одна крикну?

— Можно, — отшутился Гуров. — Но уж лучше ты в меня выстрели.

— Эх, был бы пистолет, — вздохнула Майя.

— У Льва Ивановича наверняка имеется, — сказал Толик.

— В Москве, в сейфе, — Гуров взглянул на часы и подошел к телефону, поднял трубку, прервав первый звонок. — Дорогая, я стою по стойке «смирно», рядом три мушкетера, они пьют за тебя!

Приветствие прозвучало дружно, Артеменко поставил бокал, протянул руку.

— Как зовут супругу? Дайте, я скажу ей несколько слов.

Гурова выручила Майя, она тоже рванулась к телефону.

— И я скажу!

Гуров зажал трубку ладонью, прошептал:

— Целую, жди, — и разъединился.

— Трус! — заявила Майя. — Все вы одинаковые! Володя, проводи, — и вышла из номера.

Толик с Кружневым взглянули на Таню, многозначительно переглянулись и тоже направились к выходу.

— Молодые люди, ведите себя прилично, — Таня догнала их, обернулась. — Лев Иванович, вы напрашивались в провожатые, жду на улице.

Оставшись один, Гуров вырвал из блокнота листок, разрезал на пять частей, написал имена, бросил в фужеры, свой убрал в туалет, черкнул записку: «Отари, следователю не годятся приметы, может, заработают пальчики?»

Когда он вышел из гостиницы, на улице его ждали Таня и Толик Зинич.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Виджет Архива Смены