Эджевудский арсенал

Фролов| опубликовано в номере №10, Июнь 1924
  • В закладки
  • Вставить в блог

Сейчас в области химической борьбы, как и вообще, почти во всех остальных областях созидательной и разрушительной техники, впереди всех идет капиталистическая Америка. Она создала за последние годы свой знаменитый Эджевудский Арсенал - эту величайшую в мире лабораторию удушливых газов.

С американской быстротой только за один год вырос около столицы Америки «страшный город». Именно «страшный», потому что все его десятитысячное население обращено на одну цель: как бы более утонченно задушить, искалечить, изуродовать себе подобных.

А, ведь, сравнительно недавно, еще в середине последней мировой войны, Соединенные Штаты даже не подымали вопроса о химической борьбе. Они только зорко следили за всем тем ужасом, который творился на полях Франции и Польши.

Но вот аппетиты американских империалистов втягивают С. Штаты в войну и с этих пор начинается увлечение газовой борьбой. В конце 17 - го года впервые организуется собственное производство химических ядов, а уже меньше, чем через год, к октябрю 18 - го года, в 550 - ти новых корпусах и лабораториях Эджевудского Арсенала, оборудованных по последнему слову науки, работает 10.000 человек, изобретая, составляя и начиняя ядами громадные баллоны и артиллерийские снаряды. Для нужд производства за тот же короткий срок было проложено на территории Арсенала 25 верст шоссе, 60 верст железной дороги, построены громадные водопроводы для соленой и пресной воды и мощные электрические станции. И все это меньше, чем в год, было пущено в дело.

Неудивительно, что при таком размахе Америка добилась «чести» быть первой в мире по грандиозной выработке удушливых газов.

Но обратимся к цифрам - они скорее и нагляднее чего - либо другого дадут нам ясное представление о размахе работ на этом «страшном Арсенале».

Возьмем наугад цифру расхода какого - либо из сырых материалов, употреблявшихся в лабораториях Арсенала за 1918 - й год, ну хотя бы всем нам прекрасно известную соль, которая играет немаловажную роль в производстве удушливых газов. За указанный период ее было израсходовано около 17 миллионов фунтов. Эта цифра для нас станет более понятной, если мы сделаем такое сравнение.

Представьте, что мы пожелали бы из всего количества израсходованной соли соорудить соляной столб, поперечное сечение которого равнялось бы как раз площади двух страниц нашего журнала. Какова же будет высота этого столба?

Оказывается, она достигнет 40.000 верст. Почти целых 4 земных шара нам пришлось бы нагромоздить один на другой, чтобы добраться до высоты этого «столбика».

Для более полной картины работы Эджевудского Арсенала возьмем еще одну цифру. За тот же годичный период он израсходовал «белильной извести» 42 миллиона фунтов. Сделаем опять маленькое сравнение. Попробуем протянуть из этой извести ленту от Москвы до Ленинграда (ок. 600 верст) в ширину нашего журнала. Какова же будет толщина ее? Простой расчет говорит, что она окажется не маленькой - около четверти аршина.

Уже этих двух цифр достаточно для того, чтобы мысленно охватить весь грандиозный масштаб работ, царящих на «страшном городе». А теперь более подробно познакомимся с этим городом, чтобы понять, хотя бы в общих чертах, как и что подготовляет Америка в области химической борьбы.

Надо сказать, что в настоящее время старый способ борьбы выпуском удушливых газов из больших баллонов, при попутном ветре в сторону противника, почти совершенно оставлен. Вместо этого, ядовитым газом начиняют артиллерийские снаряды, которые, разрываясь, не только несут смерть в осколках своей оболочки, но и выпускают вокруг места своего разрыва громадное облако удушливого газа, калечащее всех окружающих.

И вот, в центре Эджевудского Арсенала как раз и помещаются эти мастерские, где производится ядовитая начинка снарядов. Вы сами, конечно, представляете, как опасна и трудна эта работа. Ведь стоит, хотя бы одному из этих снарядов разорваться или даже только выпустить из себя свое ядовитое содержимое - и сотни, находящихся там рабочих, погибнут. А поэтому наполнение и закупорка снарядов производится исключительно машинами, при чем рабочие находятся в далеком расстоянии от них и управляют ими автоматическими приспособлениями. До какой степени совершенства была доведена техника заряжания, видно хотя бы по тому, что из громадного количества снарядов, отправленных в центральный склад, ни один не дал утечек, хотя через контрольные пункты прошло 200.000 штук. Но, несмотря на самые широкие меры по охране здоровья, смерть все - таки царит в этом страшном городе: за шесть месяцев 1918 - го года было насчитано 925 отравлений, при чем 3 со смертельным исходом. Больше всего отравлений дал «горчичный газ», о котором речь будет впереди.

А теперь посмотрим, что делается в некоторых лабораториях Арсенала. Громадное значение в производстве современных удушливых газов играет газ - хлор, который не только сам по себе является самостоятельным удушливым газом, но и входит составной частью в большинство других газов. Он получается как раз через посредство той самой соли, о размерах потребления которой мы только что говорили. И вот на хлорном заводе Эджевудского Арсенала через громадные соляные цистерны, вмещающие свыше полутора миллионов пудов соли, получающийся при этом соляной раствор стекает в особые батареи, где при помощи электричества и получается почти совершенно чистый хлор, который затем сушится и направляется на химической завод.

Не менее солидно поставлено производство «фосгена» - одного из сильнейших бесцветных ядов. (Он действует преимущественно на легкие и пораженный им задыхается от недостатка воздуха). Фосген представляет собой соединение хлора с угольной кислотой, и вот эта - то операция и производится в особых камерах, сделанных из железа, выложенных внутри гранитом и наполненных пористым углем.

К этим камерам электрический локомотив подвозит вагонетки с пока еще пустыми снарядами. Снаряды эти переносятся посредством крана и цепи через холодную камеру к аппарату для наполнения, где сразу в шесть снарядов автоматически вливается жидкий яд. Затем вагонетки отвозят наполненные снаряды на несколько футов дальше к небольшому окошку, где уже ручным способом ввинчиваются головки снарядов. Эта работа производится в туннеле, вентилируемым самым совершенным образом.

Вас, вероятно, несколько удивляет, почему снаряды начиняются жидким ядом, а в результате, при разрыве снаряда, получается облако удушливого газа.

Здесь дело в том, что по чисто техническим соображениям было решено пользоваться при начинке снарядов «жидкими газами», т.е. все теми же газами, но только при низкой температуре и под большим давлением превращенными в жидкость. Ясно, что как только снаряд с такой жидкостью разорвется, давление тотчас же падает, температура резко повышается и жидкость мгновенно превращается в газ.

Эджевудский Арсенал вырабатывает и ряд сильнейших «лакриматоров», т.е. таких веществ, которые действуют на слизистые оболочки глаз, вызывая невольное слезоточение. Эти газы невыносимы для человека даже в том случае, если количество их, находящееся в воздухе, в тысячи раз меньше, чем те, которые требуются для наиболее ядовитых из газов, действующих на дыхание.

Между прочим для их производства необходим «бром», тот самый бром, который нервные больные по несколько капелек принимают для своего успокоения. Так вот этого «лекарства», только не для лечения, а для отравления людей, было выработано на Эджевудском Арсенале в тот же 1918 - ый год около 15.000 пудов.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены

в этом номере

Как самим построить планер

Организация и задачи планерных кружков

Старая гвардия о молодежи

После XIII Съезда партии