Единственный в мире

П Лопатин| опубликовано в номере №83, Август 1927
  • В закладки
  • Вставить в блог

На тихой Погодинской улице, затерявшейся среди пустырей и задних дворов громадных университетских клиник Девичьего Поля, в большом старом саду стоит многоэтажное здание оригинальной архитектуры. Во втором этаже этого здания в крошечных комнатках - лабораториях расположился единственный в мире научный институт; здесь ученые работают над тем, над чем можно работать только у нас, в Советском Союзе, - над охраной труда рабочих.

Можно смело сказать: наш Институт Охраны Труда - единственный в мире. Да это и неудивительно. Разве может капиталистический Запад серьезно говорить об охране труда своих рабочих, когда основа его существования - закабаление этих рабочих? И разве может наш Союз обойтись без такого института, когда главнейшая задача нашего существования - улучшение условий труда, создание такой обстановки, при которой труд из тяжелого принуждения превратится в радостное творчество? Государственный Институт Охраны Труда мог вырасти только у нас, в Советском Союзе.

Этот Институт еще очень молод (он открыт в мае 1925 г.), но и за этот короткий промежуток он сделал исключительно много.

Сердце без тела

Прежде всего о том, как работает Институт, как доходит он до своих интересных и важных выводов.

В одной из маленьких комнат на среднем столе, заставленном склянками, пробирками, колбами и бесконечным количеством трубочек, стоит страшный прибор: на крючке подвешен какой - то маленький желтоватый мешочек, а на него сверху капает бесцветная жидкость. Этот мешочек живет: он с точностью часового механизма то сжимается, то снова расширяется и с помощью прикрепленного к нему рычажка чертит кривую на медленно вращающемся цилиндре. Оказывается, этот желтый мешочек - лягушечье сердце. Его вынули из лягушки и заставили жить отдельно от тела, «кормя» особой питательной жидкостью.

Вынули для того, чтобы изучить, как влияет на сердце человека один из самых страшных промышленных ядов - свинец. Он встречается в целом ряде производств - в типографии, при малярных работах, при изготовлении красок и свинцовых белил - и вызывает тяжелые колики желудка и так называемый «свинцовый паралич». До сих пор наука бессильна в лечении этих болезней. Даже больше: врачи не в состоянии определить точно, когда наступает это отравление и когда следует удалить отравленного рабочего с производства, чтобы не сделать это отравление неизлечимым и роковым для него. И наш Институт взял на себя тяжелую задачу изучения этого вопроса.

Но как изучать этот яд? Ведь нельзя нарочно отравлять человека. И Институт травит лягушку и в первую очередь ее сердце. В питательную жидкость, которая капает на повешенное на крючке лягушечье сердце, время от времени подбавляют яд. И сердце тотчас же отзывается на это отравление. Оно само рассказывает о том, что оно чувствует при этом, точно и тщательно записывая свои ощущения с помощью прикрепленного к нему рычажка на безостановочно вращающемся цилиндре.

Жизнь без крови

Как бы хорошо ни работало лягушечье сердце, подвешенное на крючке, оно все же работает в ненормальной обстановке. Чтобы, исправить это и кстати выяснить влияние яда на другие органы тела, Институт разработал исключительно интересный и оригинальный прибор.

У живой лягушки или кролика в двух местах подрезают вены и вставляют в них стеклянные трубки, соединенные с целой системой резиновых трубочек, баллонов со сжатым воздухом и проч. Пуская в действие маленький насосик, животное «промывают» питательной жидкостью. Говоря проще - из него выгоняют всю кровь и заменяют ее этой жидкостью.

Вы думаете - животное умрет от такой операции? Ничуть не бывало: обескровленное животное продолжает жить и жить довольно долго (лягушка живет, например, трое суток). А это дает возможность, прибавляя к питательной жидкости то или другое количество яда, наблюдать влияние его на органы исследуемого животного и изучать отравление свинцовым ядом живого человека.

Завод под стеклом

В целом ряде производств - в красильнях и сушильнях, в горячих цехах текстильного производства, в горнах фарфорофаянсовых фабрик, на металлообрабатывающих заводах - царит исключительно высокая температура, доходящая иногда до 70 - 100 градусов. И до сих пор ни у нас, ни за границей никто не знает, как влияет эта температура на организм рабочего, как предохранить его от этого влияния и сделать работу в горячих цехах безвредной и здоровой.

К решению этого вопроса Институт подошел так же оригинально. Посреди одной из своих лабораторий из толстого стекла построена закрытая со всех сторон камера, объемом в 42 куб. метра. Благодаря целой системе сложных приборов эта камера может превращаться по своим внешним атмосферным условиям то в горн фарфорофаянсовых фабрик с его 90 - градусной жарой, то в сушилку текстильной фабрики, с 45 - градусной температурой и влажным воздухом, то в горячий цех любого производства. И вот тут - то в искусственно созданных Условиях, и происходят исследования на живом человеке.

Трудно не испугаться внешнего вида того человека, которого для испытания вводят в камеру. Его ноздри сжаты особым зажимом, чтобы он дышал только ртом. В рот вставлена толстая трубка, которая, как змея, извивается по полу камеры и исчезает в маленьком отверстии в толстой стеклянной стене. Голая спина окружена гуттаперчевым канатом, а на обнаженной руке надета резиновая манжетка. И все это гибкими трубками соединено со сложными приборами, стоящими вне камеры. Сидя около них, лаборант по циферблатам приборов, по его термометрам и счетчикам каждую минуту точно знает, как работают органы испытуемого человека. Так исследует Институт влияние высокой температуры в горячих цехах на здоровье рабочего.

Что сделано институтом

Теперь о достижениях Института. Несмотря на то, что он работает только 2 с лишним года, результаты этих работ громадны.

Прежде всего, Институт выработал лучший в мире респиратор (маску) для работы в пыльных помещениях. Насколько он удобен, легок и хорошо доказывает хотя бы то, что изготовленные Институтом респираторы, переданные для опытов на производства, не возвращаются рабочими.

Та же лаборатория выработала очки для работы в тех цехах, где осколки обрабатываемых предметов могут поранить глаза. Стекла этих очков устроены так, что их трудно разбить. Но, даже разбившись, они ни в коем случае не могут поранить глаз.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 10-м номере читайте об истории создания дворца княгини Гагариной в Крыму,  о непростой судьбе Иосифа Брол\дского, о «первом и последнем энциклопедисте XX века» нашем соотечественнике Николае Судзиловском, о жизни и творчестве неподражаемого Лопе де Веги, о прекрасном городе Таруссе, о великих наших соотечественниках, в разное время живших в нем и о его достопримечательностях, очерк о так всеми любимом Николае Караченцеве, ровно год, как ушедшем от нас, продолжение детектива Ольги Степновой «Моя шоколадная бэби» и многое другое.



Виджет Архива Смены