Двоюродный муж

Андрей Губин| опубликовано в номере №855, Январь 1963
  • В закладки
  • Вставить в блог

Рассказ

Поезд пришел ночью. Косые струи дождя размазывали тусклый свет фонарей-времянок. Вдали, за вокзалом, белел палаточный городок. На пустыре под сопкой, в облезших пассажирских вагонах, стоящих на непривинченных рельсах, тоже жили люди. Сейчас они спали. А новые искатели счастья вываливались из пришедшего поезда, до отказа заполняли недостроенный зал ожидания с незастекленными окнами.

— Как проехать в Рыбачий? — спросил в темноте парень в черном бушлате и серой кепке.

— Вон попутная отходит!

Битком набитый самосвал, заляпанный известью, фыркал и разворачивался в клейкой глине, перемешанной с углем. Антон схватился за борт, машина тронулась. Антон подтянулся, схватился за какой-то узел, но здоровенный рыжий детина, сидевший на нем, ударил сапогом по пальцам парня...

Антон промыл пальцы под ржавым желобом, поправил за спиной вещмешок и зашагал по лужам, скрипя зубами от ненависти: «Попался бы ты мне, спекулянт!» Неожиданно успокоился: на повороте увидел море. Мокрый ветер нес запахи парусины, хвои и нефти. Брызги летели в глаза — навстречу шли мощные камневозы с гордыми зубрами на радиаторах. Около развороченной сопки гремел огнеглазый экскаватор.

Парень прошел по сваям, вбитым в море, спустился на молчаливую баржу, нашел трюм. Под ногами хлюпала вода. Дубовые балки сходились в узлы над головой. Пахло сладкой свинцовой рудой. Антон лег на ящики, застланные сырой рогожей. Дождь хлынул ливнем, но здесь все-таки был потолок.

Ясный и чуть грустный предосенний денек. Мирное солнце нежит дальние сопки, золотит спокойную бухту, пестроту шлюпок, катеров, «либерти» — океанских кораблей.

Волны облизывают мазутные камни, брусья причалов. Служебные помещения облиты лимонной и розовой известью. Пыль. Скрежет. «Майна — вира». По всему берегу тысячи тонн грузов.

Млеют над великой, над сонной водой мальчишки и транзитные пассажиры с удочками.

У ворот порта на теплых булыжниках лежат несколько человек. Антон присел возле них, сказал:

— Здравствуйте. Не ответили.

Потом Адам, грузчик в армейской гимнастерке, с черной бородкой на узком лице, спросил:

— Чего вы?

— Работу ищу.

— Какую? — поднял шишкастую с проседью голову Ремизов, сухой, в стеганке на голом теле.

— Временную, я жду пароход на Командоры. Гигант Усольцев открыл один глаз:

— А ты грузчик?

— И грузчик.

Усольцев открыл второй глаз, поколебался, встал нехотя, зевнул и, отвернувшись, выставил согнутый палец:

— Разогни.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены