Две смены

  • В закладки
  • Вставить в блог

Мы разыскали свою бывшую аудиторию, а именно — рабочую молодежь

Фото: Максим Авдеев

Более 60 лет главными читателями нашего издания были молодые рабочие, рабфаковцы, вчерашние крестьянские дети. Они упорно полагали, что счастье — в труде, и на этом строили всю свою жизнь. Мы подумали: надо вернуться к истокам. Разыскать свою бывшую аудиторию. Пусть она научит нас энергичному рабочему процессу и активному отдыху.

Ведь не вся же молодежь поступает на факультет менеджмента в Финансовую академию. Не всех решительных юношей забрали в армию, и не все задорные девушки вышли замуж. В конце концов, на территории России осталось некоторое количество заводов. Есть ли там молодые строители будущего? И приносит ли им ручной труд то самое счастье, о котором так бойко рапортовали читатели «Смены» 20—30-х годов?

Cегодня тема рабочей молодежи, с какой стороны ни подойди, оказывается довольно острой. С одной стороны, рабочие профессии сейчас непопулярны. С другой, ежегодно происходят конференции по вопросам занятости молодого населения, выделяются какие-то квоты, и вроде как поголовье молодых рабочих год от года растет.

Раздираемый противоречиями, я решил обратиться к директору НИИ развития профессионального образования Михаилу Никитину, и он с легкостью решил мою проблему.

— Нет проблемы непопулярности рабочих профессий — есть проблема неадекватной платы за квалифицированный труд, — заверил Михаил Никитин. — Стоит тем заводам, которые сейчас жалуются на нехватку рабочих, поднять зарплаты, и все места тут же будут заняты молодыми специалистами. А без этого никакая пропаганда не поможет.

Главное слово тут — «квалифицированный». Если продавца могут взять буквально с улицы, то на заводе обязательно потребуется наличие специальности. Чтобы ее получить, надо либо окончить ПТУ, техникум или колледж (это, в основном, бесплатно), либо отучиться на платных курсах. Начальное профессиональное образование, получаемое в ПТУ, займет три года, если пойти туда после 9 класса, и год, если после 11-го. Среднее профобразование (техникум) — еще на год дольше. Учиться скучно, и в процессе учебы многие теряют интерес к профессии. Недавно в ссузах (средних специальных учебных заведениях) проводили социологическое исследование — спрашивали студентов: «Собираетесь ли вы работать по специальности после окончания колледжа?» — «Пока еще в процессе выбора», — ответили 50 % первокурсников, 68 % второкурсников, 69 % третьекурсников.

Кроме того, рабочую специальность можно потерять. Например, мой приятель Леша честно три года отучился в ПТУ на монтажника радиоэлектронной аппаратуры, а потом еще два честно отслужил в Российской армии. По возвращении его ждал сюрприз — ни на одном из девяти московских заводов, где на тот момент требовались монтажники, дембеля брать не захотели. Оказывается, по действующим сейчас правилам, за два года без практики квалификация считается утраченной. Вот тебе и молодежь, которая не хочет работать руками.

Главное, даже успешное окончание ПТУ или колледжа еще не гарантирует трудоустройства. Хотя на рабочие специальности вроде как снова появился спрос. Москве, например, остро не хватает мастеров общестроительных работ и электрогазосварщиков, причем зарплаты предлагаются выше менеджерских.

— Из наших выпускников хорошо устраиваются в строительстве только те, кто ищет работу через знакомых и родственников, — признает замдиректора Колледжа метростроя по учебно-производственной работе Олег Медведев. — Отсутствие предприятий-шефов — это бич сегодняшнего профессионального образования.

Поначалу это кажется парадоксом: Москва превратилась в одну большую стройку, а молодые строители никому не нужны. Но при ближайшем рассмотрении выясняется, что это проблема общая.

— На самом деле работодателям сейчас требуются либо квалифицированные специалисты с опытом (выпускники колледжей тут не подходят), либо низкооплачиваемые рабочие, а в этой области трудно соревноваться с гастарбайтерами, — объясняет Михаил Никитин.

Реальной практики в ссузах очень мало, а работодателям требуются люди с опытом. Их тоже можно понять, ведь в ПТУ, например, берут всех желающих и практически никогда не исключают за неуспеваемость. Где гарантия, что выпускник хоть что-то умеет?

Поэтому на высокооплачиваемые должности стараются брать рабочих еще советской закалки, которых с каждым годом все меньше. А для молодежи остается довольно унылый вариант: пойти на завод и несколько лет нарабатывать стаж, получая за монотонный ручной труд 15—20 тысяч в месяц. Чтобы добиться повышения, просто хорошо работать обычно бывает недостаточно, нужен более высокий разряд. Всего их шесть. Выпускнику ПТУ полагается третий, по окончании техникума — четвертый. Причем за одни знания новый разряд не дают, сначала требуется наработать несколько лет стажа. Такая система осталась без изменений со времен СССР, только вот сама промышленность с тех пор поменялась.

— В советское время человек мог отучиться на токаря и потом 25—30 лет работать этим токарем на заводе. Сейчас приходится постоянно доучиваться и переучиваться, — говорит Михаил Никитин. — Количество однообразных производственных операций заметно ниже, многие процессы роботизированы. Технологический цикл сейчас составляет 3—5 лет, то есть за это время существенно меняются оборудования и ГОСТы. Например, монтажник радиоэлектронной аппаратуры еще 5 лет назад работал с микропаяльником и вручную наплавлял контакты. А сейчас он должен пользоваться паяльной станцией.

В принципе, реформа профобразования назрела давно. В Москве она даже идет, но очень медленно, и конца ей не видать. Так, еще в 2005 году столичные ПТУ и техникумы объединили в колледжи, где можно получить и начальное профессиональное образование, и среднее. Но программы этих учебных заведений соединили чисто механически, и многие предметы друг друга дублируют. Исправить положение можно только откорректировав федеральные образовательные стандарты. Но за пределами столицы реформа только начинается. В НИИ развития профессионального образования надеются, что, когда она закончится, из учебных программ уберут много лишнего, добавят практики (она будет занимать половину всего времени) и, может быть, даже введут при колледжах сержантские кафедры, чтобы и в армии молодежь могла работать по специальности. Когда это случится, никто не знает.

Рабочая молодежь-1931

Перед вами разворот журнала «Смена» от 10 июня 1931 года. Это портреты молодых рабочих, вступивших в комсомол после IX съезда ВЛКСМ. Все они — работники заводов «АМО», «Мосэлектрик» и «Динамо». При этом треть из них — учащиеся ФЗУ, то есть школ фабрично-заводского ученичества. Школы эти имелись при всех крупных заводских предприятиях и готовили квалифицированных рабочих в течение 3—4 лет. Обучение в ФЗУ было бесплатным, принималась туда молодежь 14—18 лет с начальным образованием. Кроме профессионального обучения в ФЗУ преподавались и общеобразовательные предметы.

Рабочая молодежь-2010

Верхний ряд, слева направо: Дмитрий, 23 года, оператор ЧПУ. Дмитрий, 26 лет, сварщик. Павел, 28 лет, электрогазосварщик. Алексей, 23 года, слесарь механосборочных работ. Сергей, 26 лет, радиомонтажник. Иван, 18 лет, практикант-ремонтник радиоаппаратуры. Средний ряд, слева направо: Олег, 27 лет, регулировщик радиоэлектронной аппаратуры. Виктория, 21 год, монтажник радиоэлектронной аппаратуры и приборов. Роман, 26 лет, радиомонтажник. Дмитрий, 25 лет, оператор автоматической линии. Светлана, 32 года, контролер. Виктор, 26 лет, инженер. Нижний ряд, слева направо: Андрей, 25 лет, радиоэлектромонтажник. Алексей, 27 лет, монтажник РЭА, Сергей, 24 года, монтажник РЭА, Стас, 19 лет, ремонт и обслуживание радиоэлектронной техники. Илья, 19 лет, ремонт и обслуживание радиоэлектронной техники.

С немалым трудом некоторое количество рабочих юношей и девушек нам удалось обнаружить на производстве ЗАО «Связь инжиниринг». Быть может, благодаря тому, что здесь не обращают внимания на разряды. Средний возраст молодых рабочих составляет 23—25 лет. Почти все они имеют дело с электронным оборудованием и вкалывают каждый день. А после работы каждый убивает время по-своему. Кто учится на психолога. Кто просто мечтает о собственном производстве блоков из щепобетона — материал перспективный, у нас его почти не делают. И только монтажники-ремонтники Алексей Керин и Сергей Кирюшин после работы по-пролетарски играют в компьютерную игру Call of Duty, а летом еще и в футбол. Виктория же Водякова, монтажник радиоэлектронной аппаратуры и приборов, вышивает и делает из ткани искусственные цветы.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 4-м номере читайте о мрачном предании довлевшем  над родом князей Юсуповых на протяжении двух веков, о жизни и творчестве Максимилиана Волошина, русском и советском ученом, ставшем в 1904 году лауреатом Нобелевской премии Иване Петровиче Павлове, о популярнейшем актере Сергее  Маковецком, об истории создания картины «Портрет дамы с дочерью» Тициана, новый остросюжетный роман Виктора Добросоцкого «Белый лебедь» и многое другое...



Виджет Архива Смены

самое обсуждаемое

в этой рубрике

Это может изменить мир в ближайшем будущем

Пять изобретений и открытий

Фестиваль Burning Man

Горящий человек в песках Невады

Я, Элбот

Проституция и тест Тьюринга

в этом номере

«Бафана-Бафана»

В ЮАР едет цирк. Самый восхитительный, дорогой, яркий, волшебный и невероятный цирк в мире. Это Кубок мира по футболу

7 дней без Интернета

Искушение молодой матери Екатерины Селезневой

Следы желания

Корреспондент «Смены» Дмитрий Ромендик отправился на экскурсию в самый мистический район Москвы