Две недели в Англии

Г Григорьян| опубликовано в номере №762, Февраль 1959
  • В закладки
  • Вставить в блог

Солнечным утром «ИЛ-14» плавно оторвался от стартовой дорожки Внуковского аэропорта. Под крыльями самолета проплыли новостройки Юго - Западного района столицы, вспыхнул в лучах солнца золотой шпиль университета, и вскоре скрылась из виду величественная панорама города.

Мы летим в Англию с ответным визитом дружбы по приглашению Британского фестивального комитета. Летим, в сущности, к хорошим друзьям, со многими из которых познакомились в Москве в дни VI Всемирного фестиваля молодежи и студентов. 1 650 юношей и девушек Британии гостили тогда в Москве, и, судя по их письмам, каждый сохранил об этих днях самые радостные воспоминания.

Наша молодежная делегация состоит из шести человек. Напротив меня Слава Заворотный - инженер - конструктор Горьковского автозавода - о чем - то беседует с баянистом Анатолием Беляевым, лауреатом VI Всемирного фестиваля. Глаша Козлова - студентка Московской консерватории - перелистывает журнал, а Руфа Рогова - секретарь Тюменского обкома комсомола - смотрит в окно, за которым стелется волнистая гряда серебристых облаков. Только Миша Дробышев, представляющий Комитет молодежных организаций, занят делом: он внимательно изучает вероятный маршрут нашего путешествия по Великобритании, где ему предстоит быть не только гостем, но и переводчиком.

Мы в Лондоне

Уже сгущались сумерки, когда самолет приземлился в Лондонском аэропорту. Британская столица встретила нас «традиционным» туманом. Как сквозь густую марлю, тускло просвечивали огни уличных фонарей и разноцветных неоновых реклам, когда мы вместе с встретившими нас английскими товарищами ехали в гостиницу. Из белесого сумрака выступали расплывчатые силуэты домов. Многие здания, судя по их очертаниям, были построены еще в прошлом столетии, а может быть, И раньше. Утром нам довелось увидеть и такие дома, которые своим невзрачным видом воскрешали в памяти слова Чарльза Диккенса из его «Картинок с натуры»: «Поначалу это был просто весьма недурной жилой дом; но со временем владелец запутался в долгах, дом попал под судебную опеку, арендатор покинул его, и дом пришел в полный упадок». И наша гостиница, хотя она носила громкое название «Уайт Холл», не отличалась ни особенной белизной, ни тем более новизной архитектуры.

Наше пребывание в Лондоне было кратковременным. Гигантский город поражал прежде всего своими контрастами. Мы видели фешенебельный мир Пиккадилли, сверкающий блеском роскошных витрин. Но тем мрачнее показались нам жалкие лачуги в грязных дворах Ист - Энда. Мы видели в городе и леса новостроек, но от нашего взгляда не ускользнули старые руины, заросшие бурьяном, - печальные следы военных лет. И еще запомнились снующие по городу американские военные машины и огромные красочные плакаты, рекламирующие голливудские фильмы и прочую заокеанскую продукцию. Густой лондонский туман не помешал нам, однако, разглядеть и искреннее радушие на лицах наших английских друзей. Недаром же один из них, Ч. К Кларк, в письме, адресованном Руфе Роговой, выражал уверенность в том, что наш визит в Англию «поможет лучше узнать друг друга», что он «не только будет содействовать укреплению дружеских контактов, но и послужит хорошим вкладом в дело борьбы за мир».

В справедливости этих слов мы неоднократно убеждались во время нашей поездки по Англии.

Встречи с друзьями

Кроме Лондона, наша делегация посетила Бирмингем, Ковентри, Шеффилд, Лидс, Глазго, Эдинбург, Манчестер, Ливерпуль. Конечно, четырнадцать дней - это малый срок для такого «емкого» маршрута. Но каждый день был до предела уплотнен и буквально расписан по минутам.

Что же ярче всего запечатлелось в памяти после нашей интересной, но непродолжительной поездки?

В городе Бирмингеме делегацию встречали с трогательным радушием. Гостеприимство бирмингам - цев мы почувствовали, как только вышли из вагона. Секретарь местного фестивального комитета мисс Маргерет Ингрэм, вручая нам обернутые в целлофан букеты цветов, сказала:

- Преподносить гостям цветы - старый русский обычай. Примите же эти букеты в знак пашей искренней дружбы.

В Бирмингаме мы побывали на заводе, выпускающем электровозы. Во время обеденного перерыва нас окружили тесным кольцом молодые рабочие. Мы не успевали отвечать на вопросы. Здесь каждый из нас понял, как мало знает британская молодежь о нашей советской жизни, о самых, казалось бы, элементарных вещах. Один из рабочих был крайне удивлен, узнав, что в Советском Союзе одинаково оплачивается труд мужчин и женщин, юношей и девушек. Дело в том, что на предприятиях Англии рабочие от 18 до 21 года, как правило, получают в два - три раза меньшую заработную плату, чем старшие по возрасту. Сильно ущемлены права и женщин - работниц. С такими фактами нам приходилось сталкиваться не только в Бирмингеме, но и на сталеплавильном заводе в Шеффилде, и на текстильных фабриках в Манчестере, и на каменноугольных шахтах в Эдинбурге.

Наши встречи с молодежью обычно происходили в рабочих юношеских клубах. Наибольшей популярностью пользовались вечера вопросов и ответов. Вопросы были разные и порой на редкость наивные. Нас, например, спрашивали, есть ли в Советском Союзе клубы на заводах и в колхозах, существует ли в клубах художественная самодеятельность. Часто нам задавали вопросы относительно советских «тедди бойз» (так называют в Англии «стиляг») - «преследуют» ли их в нашей стране и почему они подвергаются «гонениям».

Само собой разумеется, что такие вопросы могли возникнуть только у людей, которые совершенно незнакомы с советской действительностью. Приходилось всякий раз объяснять, что «стиляг» в нашей стране не так уж много и что это вовсе не та «жгучая проблема», которая волнует сейчас советскую молодежь.

Нас поразило и другое. На сталеплавильном заводе в Шеффилде между нами и тремя молодыми инженерами как - то зашел разговор на литературные темы. К нашему великому удивлению, ни один из них не читал Толстого, Тургенева, Чехова, Горького, Шолохова. Больше того, эти имена им были просто неизвестны. Зато многие слышали о Б. Пастернаке. Как и в других зарубежных странах, реакционная печать Англии несколько месяцев назад подняла неимоверную шумиху вокруг романа «Доктор Живаго». Несмотря на то, что продажные писаки щедро воскуривали фимиам «великомученику» Б. Пастернаку и его «творению», молодые англичане везде, где нам приходилось бывать, отрицательно отзывались о романе «Доктор Живаго». Во время встречи, кажется, в Бирмингамском университете студенты сами ответили своему преподавателю, когда тот затронул вопрос о мотивах присуждения Пастернаку Нобелевской премии.

- Разве не ясно, за что? - сказал один из студентов. - За что угодно, только не за литературные достоинства этого бездарного романа.

Везде молодежь проявляла глубокий интерес к тому, что делается сегодня в Советской стране. Нас спрашивали о семилетнем плане, о перестройке школы, о положении студентов и молодых инженеров в СССР.

Эти вопросы волнуют английскую молодежь не случайно. Она серьезно обеспокоена своим будущим, пагубными последствиями антинародной политики, диктуемой из-за океана.

Зловещие факты

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Во 2-м номере читайте о судьбе и приключениях блестящей княгини Екатерины Скавронской-Багратион, о жизни и творчестве великого Виктора Гюго, интереснейшее  повествование о подмосковной усадьбе Михалково, материал «Поэт-романтик Николай Гумилев»,  беседу   с молодым и очень ярким артистом Театра Романа Виктюка Иваном Ивановичем,  остросюжетную повесть Иосифа Гольмана «Пассажир сошел» и многое другое.



Виджет Архива Смены