Два дня в Зангезуре

Леонид Лиходеев| опубликовано в номере №943, сентябрь 1966
  • В закладки
  • Вставить в блог

— Слушайте, — сказал Саня голосом просветителя, — поедем в Зангезур. Все равно куда бы вы ни поехали, вам скажут, что ехать надо было не туда. Но я люблю Зангезур. Мне кажется, что Грин, изобретая свой Зурбаган, не обошелся без Зангезура.

— Саня, это уже область романтических догадок.

— И отлично! Может быть, я и сам романтик? Откуда вы знаете? Поедемте! Мы будем проникать в ущелья и взбираться на горы. Если хотите, мы сможем кое-где зачерпнуть шеломом воды, а лучше — мацони. Возьмем с собою шпаги, командировочные удостоверения и махнем. Знаете, Атос, Портос, Петросян и д'Артаньян — все свои ребята! Во имя Дюма-отца, Дюма-сына, Дюма-святого духа! А?

И уже в самолете, который тащил нас в Горис, столицу Зангезура, Саня показал на крохотного муравчика, ползшего по самолетному окошку.

— Я же вам говорил, что все куда-то стремятся. Спросите у этого дурака, чего он сюда заполз? Ведь не ответит...

Сверху Зангезур похож на творческие искания живописцев. Как будто молодой талант решил писать маслом, но вдруг передумал и перешел на акварель. Картина не получилась по техническим условиям: вода с маслом не смешивалась. Получились густые рельефные горы, покрытые густой зеленой травой, и полупрозрачные желтые камни. Получилось чистое, незапятнанное небо с эмалированными облаками.

Короче говоря, картину не приняли за отсутствием профессионализма. Она была ниже кондиций.

А между тем масляно-акварельный Зангезур существует. Он удивляет несовместимостью технических приемов и самого материала. Горы должны быть покрыты кудрявым лесом. В Зангезуре это не обязательно. Здесь горы покрыты лучами между камней, просто камнями, неожиданными рощами, подлесками, за которыми может быть и лес, и луга, и камни, и пролески, и может быть только открытое небо.

Маленький самолет летел, поглядывая на все это по-птичьи, становясь бочком и будто даже вертя головой.

Один пассажир, парень в комбинезоне, вдруг показал в окно:

— Мне туда, видите?

Саня переспросил:

— Вы с ТетевГЭСа?

— Ясно! — сказал парень.

Он был очень молод и очень крепок. Вероятно, от нетерпения или избытка сил он все время разминал плечи, готовясь перевернуть горы.

Саня как-то быстро входил в контакт. Однако в нем не было ни развязности, на фамильярности. Я понял это, когда он между прочим рассказал об одном своем знакомом:

— Знаете, такой душа общества. Такой друг детей и взрослых. Илюша у него — Эренбург, Костя, конечно, Симонов, а Женя — не поймешь: не то Евтушенко, не то сам Евгений Онегин.

Самолет царапнул небольшой лужок и покатился к будочке.

— Повезло, — сказал парень в комбинезоне. — Горис принял. Тут, знаете ли, самое место производства туманов. Везде ясно, а тут как белье вываривают.

Он спрыгнул на землю и пошел, не оглядываясь, искать машину.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 10-м номере читайте о представителе древнейшего рода прямых потомков Рюрика, князе Михаиле Ивановиче Хилкове, благодаря которому Россия получила едва ли не самую обширную сеть железных и автомобильных дорог, о полной приключений жизни Жака-Ива Кусто, о жизни и творчестве композитора Клода Дебюсси, о классиках отечественной фантастики братьях Стругацких, новый детектив Натальи Солдатовой «Проделки Элен, или Дама из преисподней» и многое другое.



Виджет Архива Смены