Дуэлянты на поле боя

Игорь Образцов| опубликовано в номере №1065, Октябрь 1971
  • В закладки
  • Вставить в блог

Начну со слов Сирано де Бержерака во время его дуэли с Вальвером. Он вел свой монолог под перестук шпаг:

Вы начинаете с атак?

Мой петушок, вы слишком пылки.

Я вас остановлю.

Вот так! Вот так!

А попаду – в конце посылки.

Хотя и старомодно, по понятиям современного фехтовального боя (как-никак, писал эти строчки Ростан давненько), но как все верно!

Один из «мушкетеров XX века», Давид Тышлер, заслуженный мастер спорта, известный советский мастер клинка, в свое время ставил в одном из московских театров дуэльные сцены в спектакле «Сирано де Бержерак». По его словам, спортивная эрудиция Ростана вполне приемлема даже для мастеров высокого международного класса.

В прозе поединок Сирано и Вальаера выглядел бы примерно так. Вальвер без разведки пошел вперед, но Сирано был начеку и спокойно отразил нападение. Затем следует несколько ложных действий нашего героя, он как бы приглашает соперника: коли! – а сам весь внимание, его защита безукоризненна, так что уже партнеру приходится искать путь к спасению. Не давая Ваотьверу опомниться, Бержерак начинает подготовку решающей атаки...

Стоп. Это уже похоже на строчки самого обычного газетного репортажа о фехтовальном турнире. Попробуем все же доказать, что в современном фехтовании романтики, драматизма и красоты не меньше, чем во времена гасконцев.

Правда, совсем недавно, пятнадцать лет назад, мушкетерской романтике был нанесен ощутимый удар. В законы, освященные веками, вмешалась электроника. Бойцы привязали себя, в буквальном смысле этих слов, к электрическим аппаратам, и вместо напевных французских команд ход действия стали направлять безликий звон зуммеров да безмолвное мигание разноцветных фонарей. Такой обиды не смогли снести рыцари «доэлектрического периода» во главе с французом Кристианом д'Ориоля, знаменитым чемпионом мира. Подали в отставку. Но, откровенно говоря, дело тут не в обиде.

Просто электрофиксаторы резко изменили весь облик фехтования – не только внешний рисунок боя, но и саму его суть. Бой стал тоньше и динамичнее, теперь нужна совсем иная, более виртуозная техника владения клинком. Фехтование стало истинно спортивным.

Сейчас от традиционной условности этого аристократического спорта не осталось ничего, кроме белоснежных колетов да защитных масок. Нынешний фехтовальный поединок – синтез акробатики, танца, шахмат и бокса.

Сальто-мортале, правда, еще никто не демонстрировал, но фляк в момент отчаянной попытки защититься, уйти от острия чужого клинка или шпагат в короткий миг атаки «стрелой» – обычные приемы из современного фехтовального арсенала.

Увидев однажды на дорожке Умара Мавлиханова, одного из самых блестящих наших мушкетеров, я вдруг понял, что он исполняет настоящий «танец с саблями» – заразительный, темпераментный, удивительно музыкальный.

А нокдаун, который получили Марк Мидлер и его соперник в пылу жаркой рукопашной на турнире Токийской олимпиады в 1964 году? Несколько секунд лежали бойцы без движения, и судье впору было открывать счет, да только нет в фехтовании таких правил.

Ну, а сравнение фехтовальной дуэли с шахматной партией, видимо, не вызовет сомнений ни у кого. Фехтовальщик, если это настоящий мастер, умеет мыслить на несколько ходов вперед, видит еще не осуществленный замысел партнера, его еще не совершенную ошибку. В этом заключена премудрость сложной и малопонятной для простого смертного фехтовальной тактики.

Наверное, стоит ввести вас в курс дела, познакомить с азами спортивного фехтования. Итак, у фехтовальщиков три вида оружия: рапира, шпага и сабля. Рапира – самое легкое, самое изящное оружие. Недаром им владеют и женщины. Шпаги – это уже посерьезнее, это почти настоящий дуэльный поединок. Здесь разрешены и столкновения и уколы во все части тела, кроме затылка, не защищенного маской. Ну, а сабля... Она, как и настоящая сабля, и колет и рубит, только вот весит в отличие от боевой не более 500 граммов. Место, где проходят поединки фехтовальщиков, называется по-военному четко и просто: «поле боя». Кстати, на одной из фотографий вам должна броситься в глаза табличка, на которой это поэтическое словосочетание звучит слишком уж по-земному – «поле боя № 3». Но, что поделаешь, таковы требования правил.

У рапиристов и шпажистов поле боя укороченное, всего 12 метров, а вот саблистам есть где развернуться – 24 метра. Они действуют на значительном удалении друг от друга, и главное у них – быстрота действий и глубина передвижений.

Теперь хочу рассказать случай, который, уверен, по своему драматизму мало чем уступит даже самому захватывающему эпизоду из похождений героев Дюма. Случилось это на Токийской олимпиаде в 1964 году.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены

в этом номере

О старых холостяках

Юмористические рассказы

Некто Петров

Рассказ