Дорога в гору

  • В закладки
  • Вставить в блог

Перестройка хозяйственного механизма и гласность идут рука об руку. Хозрасчет дает рабочим больше прав; участие в управлении, в свою очередь, раскрепощает людей, вызывает поток предложений, как улучшить дело.

Первый же год на подряде принес результаты для непосвященных ошеломительные, но для Каримова ожидаемые: некогда убыточная мехколонна дала больше 700 тысяч рублей прибыли, производительность труда повысилась на 18 процентов, зарплата увеличилась на 15 процентов — это в среднем, у многих рабочих она повысилась на треть. И как итог — мехколонна признается одним из лучших строительных подразделений страны.

Первое, что сделал Бури в должности министра, — попросил председателя Совмина республики разрешить ему не присутствовать на заседаниях правительства, кроме тех случаев, когда обсуждаются вопросы, касающиеся его отрасли. Это была не демонстрация нелюбви к заседаниям — расчет высвободить побольше времени для дела. Разрешение было получено.

В своем кабинете Каримов бывает два дня в неделю — в субботу и понедельник. Суббота — прием по личным вопросам, ответы на деловые бумаги. Понедельник — оперативка по селектору с управляющими трестами и начальниками колонн, решение неотложных аппаратных дел. Со вторника по пятницу он в дороге. Мотается по высокогорным трассам, бывает на самых отдаленных участках. Нет, это не потому, что он хватается за все, подменяет начальников колонн и мастеров. Дело в том, что девиз Каримова: «Идти проблемам навстречу». Ну, а как идти навстречу, если проблемы разбросаны по горным дорогам? Не ждать же, пока они доползут до министерства в виде отчетов и челобитных.

Один из нас совершил деловую поездку с Каримовым. Да, такому министру не обойтись без выносливости и здоровья. После головокружительных серпантинов, добравшись к отметке 4000 метров над уровнем моря, хотелось тихо умирать, глядя в небо. А Каримов без минуты промедления прыгал из машины прямо на раскисшую дорогу и устремлялся к работающим. Короткое деловое совещание с мастером или прорабом, разговор с рабочими, несколько записей в блокноте — и снова в дорогу.

Результатом этих бесконечных поездок Каримова по горным дорогам стало то, что последствия февральской стихии строители ликвидировали уже в августе — были завершены работы стоимостью в десятки миллионов рублей. Помимо этого, министерство делало обычный свой план. В 1987 году он был выполнен. Впервые за девять лет существования министерства.

Но деловые поездки — сегодняшнее, сиюминутное. Тактика. Главное для Каримова — стратегия. И на первом месте тут — условия труда и жизни рабочих. Сегодня министр Каримов занят строительством стоместного профилактория и базы отдыха в изумительной по красоте ореховой роще. Есть программа возведения жилья, в которой записано: к 1995 году каждый дорожник получит отдельную квартиру или дом.

Вторая сверхзадача Каримова — перевести все министерство на экономические методы управления. В действенности хозрасчета Каримов, экономист по своему второму образованию (окончил заочно планово-экономический факультет Таджикского госуниверситета), убедился, когда перевел на подряд ПМК. И вот уже из трех трестов, входящих в министерство, два с нынешнего года — на подряде. Из десяти конторских работников в каждом дорожно-эксплуатационном управлении осталось трое. А из ста самостоятельных организаций, подчинявшихся раньше министерству, осталось сорок четыре. Стало быть, в два раза сократился поток бумаг. В будущем году на подряде будет все министерство.

Каримов провел сокращение и в аппарате министерства. Из шестидесяти функционеров осталось тридцать. Шутка ли — лишить человека спокойного, насиженного места! На первом собрании в министерстве, когда обсуждался этот вопрос, Бури выступал, призвав на помощь все свое красноречие. Нет, не поняли люди министра. Провели второе собрание. После него чаша весов стала склоняться в сторону Каримова. Но потребовалось еще одно собрание, беседы с каждым попадающим под сокращение, прежде чем уменьшился аппарат. И снова — ни одной жалобы, анонимки, комиссии.

Нет, Каримов не заводная машина, нацеленная лишь на дело. В его скромной квартире много книг (единственные предметы роскоши). В часы отдыха он читает не только журнал «Автомобильные дороги», но и любимых восточных поэтов. Пишет стихи. Недавно выступил в московском научном журнале с материалом в жанре, необычном и для журнала, и для министра: очерком о своем учителе, доценте политехнического института Софье Алексеевне Вавиловой. Вполне возможно, что в Каримове-министре умер Каримов-публицист, или переводчик, или поэт.

Бури очень переживает, что мало доводится уделять времени жене (она у него вышивальщица на ковровом заводе) и детям. Детей у Бури трое — пять лет, три года и полгода. Похоже, один из немногих страхов Каримова: что он со своей суматошной работой не сумеет отдать им столько себя, сколько отдавал Бури его отец.

Бури Каримова можно было бы назвать по сегодняшней моде «селф-мейд-меном» (с английского — «человек, который сам себя сделал»): сын неграмотного крестьянина стал ученым и министром. Но вряд ли это определение к нему подходит. Бури сам себя не делал. Не напрашивался ни на одну должность. Он просто жил, как его отец. Для людей.

Поэтому, пожалуй, Бури ничего не боится. Он может, как случалось, в присутствии первых руководителей республики пойти на конфликт с другим министром, который не первый год на посту, — назвать вещи своими именами и добиться победы. Каримов может сказать на пленуме ЦК Компартии Таджикистана о том, как мучают проверками: «За два месяца наш завод железобетонных изделий проверяли: Госстандарт, Госстрой, ЦК профсоюза, бассейновая инспекция, пожнадзор, райком профсоюза, районный народный контроль, санэпидстанция, «Оргтехдорстрой». Проверяльщики потеряли 55 человеко-дней. Все инженерно-технические работники завода только и занимались тем, что «кормили» ревизоров документами. И самое трагикомическое, что ни одна из комиссий не обратила внимания на действительные проблемы завода, который как раз в те месяцы испытывал сильнейшие проблемы в снабжении цементом...» А однажды Каримов на весьма высоком совещании сказал: «Мне кажется, что мы обманываем народ. Люди-то думают, что мы здесь занимаемся делами, а вы посмотрите на моего соседа слева — он же спит!..»

...Каримов стал министром, конечно же, не благодаря стихии. Просто такие люди нужны сегодняшнему времени. И назначение на высокий пост с учетом воли и мнения трудового коллектива, не приемлющего протекционизм, «связи», замечающего и ценящего прежде всего компетентность, деловитость, — это тоже веяние времени, в котором мы живем. Учимся жить.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 1-м номере 2021 года читайте о сокровенных дневниках Михаила Пришвина, которые тайно вел на протяжении полувека, жизни реального Ивана Поддубного,  весьма отличавшегося  от растиражированного образа, о судьбе и творчестве Фредерико Феллини, об уникальном острове Врангеля, о братьях Загоскиных – писателе и флотском лейтенанте, почти забытых в наше время, новый детектив Анны и Сергея Литвиновых Раз, два, три, четыре, пять – я иду искать…» и многое другое.



Виджет Архива Смены