Дополнения к портрету Туркина

опубликовано в номере №267, Март 1935
  • В закладки
  • Вставить в блог

Он идет вразвалку... Он задевает встречных своими плечами, вмешивается в чужой разговор, начинает гоготать, когда другие работают в напряженной тишине. Среди рабочих он слывет первым «куреем».

«Ээй, закурива-а-й!» - тянет он раз пятнадцать в день, и народ вокруг него выключает моторы и берется за табак. Он всех называет по имени и на ты; пятидесятилетних кадровиков он хлопает по плечу так, что те только охают и приседают; на собрания он опаздывает; во время выступлений товарищей громко двигает стульями и смеется над собственными остротами. Живет он спокойно, ни о чем не беспокоясь. Время, свободное от работы, течет у него быстро, хотя он и не может сказать, на что у него уходят вечера. Все его на заводе знают. Его можно встретить везде и всюду с оравой ребят. Некоторые считают его активистом, но никто не может припомнить ни одного сделанного им дела.

Примерно таков коллективно нарисованный портрет «комсомольца» Туркина, о котором написал в «Смену» помпрораба Иван Радугин:

«Однажды ночью, когда я сидел в конторе, разбирая с десятниками чертежи, в комнату вошел растрепанный молодой парень. Он работал где-то на другом участке, и встречались мы с ним всего-навсего раза два или три; фамилию его я почему-то знал: Туркин. Он вошел, не здороваясь, я мельком взглянул на него и продолжал работу.

- Вот тут, Иван Филиппович, надо бы опалубку покрепче, - указал мне десятник Ермилов на штрих с левой стороны фундамента.

В это время Туркин хлопнул меня по спине ладонью и развязно сказал:

- Ну, как, Ванька, твои дела?

Десятники посмотрели на него с недоумением. Мне тоже стало как-то неловко и неприятно, и я сухо заметил:

- Вы, товарищ Туркин, отрываете нас от работы... Кроме того, - добавил я, - я для вас не Ванька, и тыкать меня незачем.

Я взглянул на его лицо и ужаснулся. Он смотрел на меня разъяренными глазами и закусил тонкую нижнюю губу.

- Бюрократ несчастный, - сказал он, - а я думал, что ты приличный комсомолец... Душу надо вырвать у таких обормотов... Подумаешь, какой граф... «вы» ему говорите... «Иван Филиппович...» Ха-ха!»

На комсомольском собрании, состоявшемся вскоре после этого разговора, говорили об отрыве Радугина от масс и о том, что он начал обюрокрачиваться, попав на ответственную работу. Радугин возражал: никто никогда не мог упрекнуть его в бюрократизме. Тогда председатель заметил, что именно в последнем позорном факте - грубом обращении с Туркиным - и выявились отрицательные черты личности Радугина, которые до последнего времени были скрыты.

Все обвиняли Радугина, но никто ничего не сказал на собрании о Турнике. А о нем СТОило бы поговорить подробнее.

Красноармеец Подобов совершенно правильно пишет: «На собрании надо было поставить вопрос не только о Радугине, но и о культуре и о культурности и развернуть самокритику по этому вопросу. Туркины - это особый тип людей, которые не знают жизни, да и знать не хотят. А Радугину надо было сдержать свое раздражение, не переругиваться с Туркиным».

Вопрос о том, какое слово следует употреблять при обращении - «ты» или «вы», - привлек особое внимание наших читателей.

Но нельзя рассматривать этот вопрос оторвано от проблемы общей культурности нашей молодежи. Вот что пишут об этом комсомольцы Коломенского завода тт. Иванов, Платонов, Яшков, Моисеев, Манецкая и Буренок: «Обращение на «вы» сегодня и особенно в недалеком будущем - наиболее правильное и пригодное, так как оно характеризует уважение друг к другу. Но обращение на «ты» еще является потребностью многих, а потребность нельзя уничтожить одним мановением руки. Только с дальнейшим развитием культуры отомрет потребность в обращении на «ты». А поэтому надо поднимать общий культурный уровень молодежи».

Секретарь комсомольской ячейки севастопольской школы № 8 Шевцова и вместе с ней тт. Варшавская, Самборская и Павленко справедливо замечают: «Можно быть на «ты» и вежливым в обращении, так же как и одно «вы» ничего еще не говорит о хороших отношениях между комсомольцами».

Комсомолец Бланкшин в письме к Радугину пишет:

«Тебя обидел поступок Туркина не потому, что он обратился к тебе на «ты», а тебя обидело именно грубое панибратство...»

Печатник П. Евтеев из г. Элисты говорит:

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 1-м номере читайте о встрече одного из наших авторов с Валентином Пикулем,  о жизни и  деятельности академика Игоря Васильевича Курчатова,  об уникальной  судьбе уникальной женщины  русской эмигрантки Нины Буровой,  об истории создания двойного портрета «Арлекин Пьеро»,  об интересном эпизоде в жизни художника Ван Гога, окончание детектива Александра Аннина «Жестокий пасьянс» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

В горах Джунгарского Алатау

Из дневника бригадира комсомольской геолого-поисковой партии