Долина страха

Артур Конан Дойл| опубликовано в номере №1416, Май 1986
  • В закладки
  • Вставить в блог

Роман

Продолжение. Начало в №№ 8, 9

Предположим, что была преступная тайна действительно постыдная тайна в жизни Дугласа. Это привело к его убийству кем-то, кто был, скажем так, мстителем, человеком не из этого дома. Этот мститель по причине, которую я до сих пор не могу объяснить, забирает обручальное кольцо у мертвого. Возможно, вендетта берет начало во времена первой женитьбы мистера Дугласа и где-то там нужно искать причину похищения кольца.

Перед тем, как мститель успевает скрыться, в комнате оказываются Баркер и жена убитого. Убийца убеждает их, что любая попытка его арестовать приведет к огласке чего-то до отвращения позорного. Они проникаются этой мыслью и позволяют ему уйти. Для этой цели, возможно, они опускают мост, который может быть опущен и поднят почти бесшумно. Он удаляется и почему-то решает, что без велосипеда он будет в большей безопасности. Он, однако, прячет свою машину там, где ее не найдут, пока он не успеет благополучно исчезнуть. Пока что мы держимся в границах возможного, так ведь?

— Да, это, без сомнения, возможно, — сдержанно ответил я.

— Мы должны помнить, Уотсон, что в любом случае произошло нечто экстраординарное. Ладно, теперь пофантазируем дальше: эта пара — необязательно преступная пара — обнаруживает после ухода убийцы, что они поставили себя в положение, при котором им будет очень трудно доказать свою невиновность в убийстве или в подстрекательстве к нему. Тогда они действуют энергично и неуклюже. Баркер вымазанной кровью тапочкой оставляет отпечаток на подоконнике, чтобы навести на мысль об этом пути бегства. Понятно, именно они должны были первыми услышать выстрел из ружья, поэтому они поднимают тревогу сразу после того, как все сделано, но через добрых полчаса после события.

— И как вы предполагаете доказать все это?

— Гм, если там был кто-то посторонний, то он может быть выслежен и пойман. Это было бы самым эффективным из всех доказательств. Но если нет — что ж, тогда ресурсы науки далеко не истощены. Я собираюсь сегодня вечером засесть в той комнате и посмотреть, не подействует ли на меня вдохновляюще ее атмосфера. Я верю в гения места. Улыбаетесь, дружище Уотсон? Ладно, посмотрим. Да, кстати, ведь ваш большой зонтик при вас?

— Вот он.

— Хорошо, я одолжу его у вас, если можно.

— Пожалуйста, но что за никчемное оружие! Если есть опасность...

— Ничего серьезного, мой дорогой Уотсон, иначе я непременно попросил бы вас помочь. Но я возьму зонтик. Сейчас я дожидаюсь только возвращения наших коллег из Тёрнбридж Уэллса, где они заняты поисками вероятного владельца велосипеда.

Уже стемнело, когда инспектор Макдональд и Уайт Мэзон вернулись из своей экспедиции — и вернулись ликующими, с сообщением об огромном успехе своих поисков.

— Признаюсь, у меня были сомнения насчет того, существовал ли вообще кто-то посторонний, — сказал Макдональд. — Но теперь все в прошлом. Мы идентифицировали велосипед и получили описание этого человека; вот какой шаг вперед принесло нам наше путешествие.

— Звучит для меня как начало конца, — сказал Холмс. — Будьте уверены, я поздравляю вас без всякой задней мысли.

— Я исходил из факта, что мистер Дуглас был чем-то взволнован накануне, после того, как побывал в Тёрнбридж Уэллсе. Это там он ощутил какую-то опасность. Было понятно, что если и существовал человек с велосипедом, то двигаться он мог только из Тёрнбридж Уэллса, раз он именно там был замечен. Мы взяли велосипед с собой и показывали его во всех гостиницах. Он был сразу опознан хозяином «Игл коммерсиал», как принадлежащий человеку по имени Харгрейв, который снял комнату два дня назад. Весь его багаж состоял из велосипеда и саквояжа. Он зарегистрировался как прибывший из Лондона, но адреса не сообщил.

Саквояж лондонского производства и вещи в нем, кстати, английские, но владелец его, вне всяких сомнений, американец.

— Хорошо, хорошо, — весело сказал Холмс. — Вы проделали, конечно, основательную работу, пока я сидел здесь с моим другом и создавал теории! Это урок быть практичным, мистер Мак.

— О, и ничего более, мистер Холмс, — удовлетворенно ответил инспектор.

— Но все это укладывается в ваши теории, — заметил я.

— Может, укладывается, а может, нет. Но расскажите до конца, мистер Мак. Не было там ничего для установления личности?

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 6-м номере читайте о судьбе  старшего сына Сталина Якова, непосредственно связанная с судьбой интернированных граждан, о  жизни и творчестве самобытного писателя Даниила Хармса, о деятельности выдающегося русского ученого Владимира Петровича Демихова, об особняке в Ховрино, чрезвычайно напоминающем знаменитый игорный дворец в Монте-Карло,  окончание  детектива Наталии Солдатовой «Химера» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Яблоки

Социальное исследование проблемы

Стиль на все времена

Художественный руководитель Московского Дома моды Вячеслав Зайцев беседует с корреспондентом «Смены»

Студент в пионерском галстуке

«Трудно ли быть вундеркиндом?» С таким вопросом я ехал в Херсон к четырнадцатилетнему студенту первого курса физико-математического факультета педагогического института Александру Вечерку