До самой сути…

Борис Андреев| опубликовано в номере №1102, Апрель 1973
  • В закладки
  • Вставить в блог

Виталий Тюленев родился в Ленинграде, окончил там Институт живописи, скульптуры и архитектуры имени И. Е. Репина, участвовал во многих республиканских, всесоюзных и международных выставках.

— Я не могу точно очертить сферу моих привязанностей в искусстве, — говорит Виталий Тюленев. — Меня интересуют самые разные мастера. И еще я с особым вниманием отношусь к детям. Потому что живут они в причудливом и фантастичном мире, память о котором, как мне кажется, бесценна для любого художника.

Да, в детстве мы не сомневаемся, что каждого из нас ждет своя волшебная дверь, за которой обязательно должен шуметь и переливаться яркими красками сказочный праздник с добрыми зверятами, говорящими игрушками и земляничным мороженым. Но бежит время, становишься взрослым и забываешь о том, что было в детстве. Но однажды наступает момент, когда ощущаешь необходимость вспомнить, что же ты видел, слышал и чувствовал ребенком.

— Я смотрю на своего сына, — говорит Виталий Тюленев, — и думаю: мы с ним видим сейчас вроде бы одно и то же, но я-то знаю и вижу еще и то, о чем он не имеет ни малейшего представления. Для меня, взрослого, мир детства — это еще и какой-то критерий чистоты, поэзии. Но я — при всем желании — не могу увидеть этот мир глазами ребенка. Ведь я всматриваюсь в него своими сегодняшними глазами.

Эти слова В. Тюленева я вспомнил, глядя на его картину «Улицы детства». На яблоне сидит мальчик, а сквозь крону дерева виден город, где все немножко не такое, каким бывает в действительности. Это город воспоминаний, город, живущий в душе художника... И, конечно же, ребенок, сидящий на яблоне, видит сквозь крону что-то совсем другое.

— Я очень долгое время писал только натурные работы, — рассказывает художник, — и был пассивен по отношению к объекту. В течение последних пяти-шести лет я пытаюсь преодолеть барьер чрезмерной зависимости от изображаемого. Процесс этот не только очень труден, но порой и мучителен. В 1967 году на Всесоюзной выставке выставлялась моя картина «Ливни». Я написал синюю траву, розовую дорогу... Пожалуй, это первая моя работа, в которой мне удалось в какой-то мере подчинить себе натуру...

Работает Тюленев нелегко. Картину «Улицы детства» он вынашивал около пяти лет, а писал почти два года. Разумеется, есть у него и импровизации, например, «Розовое утро». Но счастливые озарения, замечает он, бывают крайне редко...

«...Во всем мне хочется дойти до самой сути...» — сказал поэт. И чем больше совершенствуется художник, тем неутоленнее его желание проникнуть сквозь конкретную оболочку в глубинную суть предметов и явлений.

— Для меня сейчас один из образцов в этом плане, — говорит Виталий Тюленев, — роман Леонида Леонова «Русский лес». Это не просто точное отображение жизни. В этом произведении автор достиг почти абсолютного единства в раскрытии общефилософского содержания и неповторимой конкретности каждого события, каждого характера. О таком единстве любой художник может только мечтать...

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены