Диалог с другом

Евгений Месяцев| опубликовано в номере №1067, Ноябрь 1971
  • В закладки
  • Вставить в блог

Высокая добродетель собак, к сожалению, мало ценится, и выражение «собака» сделалось бранным словом, между тем, как, собственно говоря, должно было бы означать похвалу...

А. Брем

– Де-мон... Ах ты, Де-мон... Хороший пес, умный пес...

Черный терьер по кличке Демон бросается па стальную сетку вольера – ему так и хочется схватить меня. Глаза этого пса полны злобы и твердят сейчас только одно: «Убирайся вон, пока цел...» Лишь на четвертый день проводник в моем присутствии вывел его на волю, предварительно прицепив к ошейнику широкий и длинный поводок.

Так вот ты какой, Демон – краса и гордость Центральной школы военного собаководства! Я заметил сразу: Демон – гордый пес, даже чересчур. А почему бы, собственно говоря, и нет? Ведь он очень силен, умен, чистоплотен, предан и трудолюбив. Его мощная волосатая грудь на собачьих парадах всегда увешана медалями, и с каждым разом их все больше и больше. Конечно, как и человек, с лихвой вкусивший славы, пес немного избалован вниманием, и слава ему, безусловно, льстит.

Но сейчас Демон не на парадном смотре. Черный терьер начинает свой обычный день. Его мозг готов принимать сложную науку дрессировки. Он весь внимание. И куда только девались спесь и строптивость? Демон не хочет допускать ни малейшего промаха: у собак, как и у людей, в общем-то развито чувство профессиональной гордости. Потерять его и для собаки кое-что да значит...

Пока Демон проводит традиционную разминку: бегает, прыгает, потягивается, пробует мощь своего голоса, – я думаю, как рассказать и об этой школе и о собаках, для которых каждый день и час, проведенные в школе, полны глубокого смысла – и нашего, людского, и их, собачьего. Нет, вы подумайте, какими должны быть эти четвероногие друзья! Ведь чтобы четко усвоить приемы полного курса обучения, собачий мозг должен работать хороню.

Павлов доказал, что собака понимает почти каждое слово своего хозяина. У собак поразительные зрительная и слуховая память, обоняние и чутье. У них нет лишь речи. Но были же случаи, когда человек и собака, оставшись надолго вместе, жили душа в душу. Человек говорил с псом, и тот делал все, что хотел человек: грел, кормил, поил, спасал...

Решено: Демон закончит тренировку, и я попробую с ним поговорить. Пусть он сам расскажет кое-что из своей собачьей жизни.

Я ждал его на лужайке три часа. Он подлетел, как метеор (сердце ушло в пятки), обнюхал, а когда я потянулся к нему, чтобы погладить, тихо, но требовательно прорычал что-то вроде: «Не сметь» или «Спрячь руки сейчас же». Он сам уселся у моих ног, поискал глазами своего хозяина, и только когда тот дал Демону понять, что «все в порядке, будь спокоен – это свой», пес был готов к «разговору».

– Сколько тебе лет. Демон?

– Третий год.

– Ты, видать, из хорошей семьи...

– От чистокровных черно-вороных терьеров Дука м Чаны. В свое время они брали первые призы за выучку, за красоту.

– Ты их часто видишь?

– Мне было два месяца, когда хозяин продал меня своему знакомому, так что ни матери, ни отца я не помню.

– Ну, а как же ты очутился в этой школе?

– Новый хозяин подождал, пока мне исполнится год, а затем сообщил в московский клуб собаководства, что хотел бы меня кому-нибудь продать.

– Что же случилось, Демон?

– Не знаю. Я был послушным, делал все, что хотел хозяин. Даже когда он срывался н кричал на меня, я был терпелив и не показывал зубы. Наверное, я ему просто надоел...

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере  читайте о «Фаусте петровской эпохи» загадочном Якове Брюсе, об Александре Ланском - одном из фаворитов Екатерины II, о жизни и творчестве Михаила Лермонтова, о русском и американском инженере-кораблестроителе Владимире Ивановиче Юркевиче, о популярнейшем актере Андрее Мягкове. О жизни и творчестве русского художника Ореста Кипренского и многое другое



Виджет Архива Смены